Капитан Степь на дороге борьбы

Для борьбы с группой этого разведчика, удачно атаковавшей крупное государственное имение гитлеровцев, враг был вынужден снимать с фронта дивизии СС. Между тем капитан Степь — Федор Сергеевич Манзиенко — оставил о себе добрую память среди партизан и подпольщиков Полесья как командир диверсионно-разведывательного отряда ГРУ Генштаба Красной армии.

imgФедор Сергеевич Манзиенко

Он родился 8 февраля 1912 года в Херсонской области. Окончил в Одессе комвуз. В 1939 году стал кадровым военным. До этого работал в совхозе. Избирался секретарем комитета комсомола МТС. Как комсомольского работника мобилизовали в армию. Он был направлен в штаб Одесского военного округа. Здесь и встретил войну. Сразу же попросился на фронт, сражался в должности комиссара отдельного саперного батальона.

29 июля 1942 года в составе группы десантников был заброшен во вражеский тыл. Приземлились они около деревни Избынь, недалеко от железнодорожной ветки-однопутки Василевичи — Хойники. Приземлились неудачно: боец Пестов погиб, рядовой Оффман потерялся в лесу, старшина Москаленко повредил ногу. Рация «Север» вышла из строя. Радистка сержант Анна Степанова пыталась ее отремонтировать, но безуспешно. Москва их не слышала, но зато они слышали ее: в диапазоне коротких волн принимали сводки Совинформбюро.

В лесу встретили лесника Ивана Шумака из деревни Глинная Слобода. Через месяц у Манзиенко в Глинной Слободе появилось четверо добровольных подпольщиков. Ими, кроме лесника и его жены, стали их соседки — жены красноармейцев Ефросинья Михайловна Пырко и Мария Семеновна Судас. Вскоре разведчики совершили свою первую диверсию: заложили противотанковую мину на шоссейной дороге Мозырь — Гомель. В тот же день на ней подорвался тяжелый вездеход с немецкими солдатами.

За две недели до того как возле Избыни приземлились четверо советских разведчиков, 17 калинковичских и мозырских подпольщиков сошлись в лесу возле деревни Гулевичи. Здесь они положили начало партизанскому отряду имени К. Е. Ворошилова. Этот отряд имел в Калинковичах и Мозыре разветвленную сеть подпольщиков и связных. Особый интерес у них вызывало расположенное в тех местах так называемое государственное имение, созданное оккупантами на базе довоенного крупного совхоза «Липово». Возглавляли это имение немцы-агрономы. Гитлеровцев здесь собралось много, как ни в одном соседнем гарнизоне. В «Липово» сгоняли реквизированных в деревнях коров, свиней, свозили сюда зерно. А отсюда на станцию доставляли на грузовиках ящики с маслом и салом.

О том, как партизаны и разведчики разгромили этот крупный немецкий гарнизон, рассказали писатели Иван Науменко и Виктор Мамонтов в повести «Капитан Степь уходит в разведку»:

«Стоял декабрь. Накрапывал дождь. Партизаны простужено кашляли, тихо переговаривались. Одеты они в телогрейки, полушубки, шинели разных армий. Обмотаны пулеметными лентами, на ремнях — гранаты. Отряд заметно вырос, вооружился автоматическим оружием... В полночь вражеский гарнизон прекратил сопротивление. Отдельным гитлеровцам удалось бежать. Восемнадцать карателей взяли в плен, многих убили. Захватили трофеи: 2 станковых пулемета, более 30 винтовок, военное снаряжение. В поселке обнаружили сотни коров, свиней, овец, около 200 тонн зерна. Все это фашисты готовили для Германии. Часть добра партизаны отдали населению, часть взяли себе».

25 февраля 1943 года Центр потребовал установить характер железнодорожных перевозок через Калинковичи. 9 марта группа передала Центру: по железной дороге Овруч — Калинковичи ведутся перевозки местного значения, а работа железной дороги Житковичи — Гомель с 26 февраля по 4 марта 1943 года выглядит таким образом: бензина провезено 1500 тонн, боеприпасов — 120 вагонов, угля — 180, продовольствия — 270 вагонов. Прошло 2 санитарных поезда, обратно проследовали 4 эшелона по 35 вагонов. В них находилось 1400 солдат, 108 мотоциклов. Порожняком прогнали 650 вагонов.

Центр поблагодарил за оперативность. Эта весть подняла дух разведчиков: отныне они воочию видели свою причастность к огромной битве, которая велась на земле Родины.

imgПолесские партизаны на фоне взорванного ими железнодорожного моста

В Василевичах сведения о перевозках по железнодорожной станции разведчикам передавали местные подпольщики. Группу возглавлял десятиклассник Иван Довжик. В 1980-х годах я его хорошо знал. Он жил в Светлогорске, работал в лесхозе, а я был редактором районной газеты «Агні камунізму». Довжик приходил к нам в редакцию, мы знали о его героическом прошлом, часто печатали его статьи. К пожилому, высокому, не по годам стройному мужчине все относились с глубоким уважением.

Результаты борьбы с врагом заметно повысились после получения груза, сброшенного на парашютах с самолетов. Взрывчатка передавалась связными в Мозырь, Калинковичи, Нахов, Василевичи. Во всех этих населенных пунктах в течение июня — августа 1943 года удалось провести несколько операций. В Василевичах, например, взорвали электростанцию, уничтожили несколько вагонов на станции. В ночь на 1 мая 1943 года в районе станции Нахов пущен под откос шедший на фронт эшелон с продовольствием и другими грузами. Были разбиты паровоз и 18 вагонов, движение на дороге прервалось на сутки. Приведу еще одну выдержку из книги «Капитан Степь уходит в разведку»:

«20 июня 1943 года Манзиенко послал Центру обширную радиограмму. По данным инженера-антифашиста Фрица из Калинковичей, сообщалось в ней, с фронта прибыло две дивизии СС численностью до 40 тысяч солдат и офицеров. Первая выгрузка в Гомеле, Калинковичах и Житковичах, вторая — в Жлобине и Бобруйске. Из Бердичева прибывает дивизия численностью до 20 тысяч солдат и офицеров. Задача — уничтожить партизан и населенные пункты, угнать скот и трудоспособное население в Германию».

Благодаря помощи антифашистов, с которыми Манзиенко установил прочные связи в Калинковичах, Василевичах, Мозыре, удалось узнать о новом вооружении гитлеровцев. В Центр ушла радиограмма, что по дороге Брест — Гомель перевозят­ся танки новой конструкции. Их вес — 70–75 тонн, толщина брони — 80 миллиметров. Длина — 8–8,5 метра, ширина гусениц — 70 сантиметров. Разведчики подсчитали, что с 10 до 18 мая 1943 года фашисты провезли на фронт 65 вагонов запасных танковых гусениц. Данные о них Центр продолжал получать от Манзиенко весь июнь, а 5 июля на Курской дуге развернулось грандиозное сражение. В нем танковые дивизии врага, вооруженные «тиграми», «фердинандами» и «пантерами», были наголову разгромлены советскими войсками. Не было сомнения, что наше командование учло информацию, поступившую от заброшенной в глубокий тыл гитлеровцев группы капитана Манзиенко, и эта информация славно сработала на нашу Победу.

Через много лет после войны польские патриоты, характеризуя деятельность Федора Сергеевича Манзиенко, написали в Одесский обком КПУ такие строки: «Мы помним Федора Манзиенко с 1943 года, когда он во главе разведывательного отряда переправился через Буг. Советские разведчики принесли с собой все, что было так необходимо бойцам подполья: оружие, боеприпасы, взрывчатку и слова бодрости, уверенности в скорой победе... О героях-партизанах майора Манзиенко до сих пор помнят жители Северной Люблинщины».

Автор: Михаил Хильман, член Совета Белорусского общественного объединения «Ветераны военной разведки»

Другие статьи
13.10.2020
И Брук, и друг
Разведчик Бринский: за ним охотились в Беларуси и Украине, предлагая баснословное вознаграждение за его голову
09.09.2020
Живи, pодник, живи!
В партизанском отряде «За Родину» с врагом сражались сын, дочь, внук, зять и другие родственники Петра Лукича Шейбака. Сегодня ...
07.09.2020
Век прожить – не поле перейти
Александр Слобода: «Не мог представить, что доживу до ста лет!»
01/00