Минный воин

«Гомельской школой (в пригородных Ченках. — Прим. ред.) подготовлено и заброшено на территорию, временно оккупированную врагом, 184 группы с общим количеством 1424 человека; из указанного количества переброшена непосредственно через линию фронта для ведения партизанской и диверсионной работы 131 группа с общим количеством 902 человека и оставлены при отходе наших войск в прифронтовой полосе 53 группы — 522 человека. В основном заброска групп в тыл врага, а также оставление их в прифронтовой полосе производились в пунктах, имеющих военное значение, как то: Орша, Витебск, Бобруйск, Осиповичи, Минск, Слуцк, Гомель и в прилегающих к ним районах вблизи железных и автомобильных дорог», — писал начальник учебно-оперативного центра Западного фронта полковник Старинов.

img

Сегодня имя Ильи Григорьевича Стари­нова для многих неизвестно. Между тем полковник всю свою жизнь посвятил партизанской борьбе. Многие историки считают, что Илья Григорьевич вошел в когорту лучших «диверсантов Сталина» вместе с генералами и руководителями крупнейших операций ХХ века.

Огромная заслуга Старинова в том, что он дал стране особые мины. Вес их был от 0,4 до 10 кг. И небольшая группа могла пустить под откос целый воинский эшелон. При крушении поезда использовалась не только сила взрыва, но и кинетическая энергия поезда, которая усиливала разрушение подвижного состава и увеличивала наносимый ущерб.

В 1933 году Старинов поступил в Ленинградскую военно-транспортную академию имени Кагановича, после окончания учебы в 1935-м назначен заместителем коменданта Ленинграда. Но в ноябре 1936-го его отозвали в распоряжение разведки и отправили в Испанию. Там он стал советским инструктором партизан под именами Рудольф и Вольдемар. Сформировал батальон специального назначения (прообраз советских частей спецназа) республиканской армии, который нанес ряд сокрушительных ударов по армии генерала Франко. Причем удары наносились всегда там, где их не ждали.

В ноябре 1937 года Старинов вернулся в СССР. За работу в Испании его наградили орденом Боевого Красного Знамени.

Великая Отечественная война застала Илью Григорьевича в Кобрине, где он был в командировке. Анализировал работу инженерной службы Белорусского военного округа. Но как появилась знаменитая школа в Ченках? Во время встречи Старинова с первым секретарем ЦК КП(б)Б Пантелеймоном Пономаренко 11 июля 1941 года зашел разговор о том, что нет знающих командиров, нет мин. Илья Григорьевич сказал:

— Командиров-специалистов у меня нет. А минно-подрывных средств в обрез. Но прежде, в тридцатые годы, существовали специальные партизанские школы.

— Школы?

— Так точно. Там обучали тактике партизанских действий, показывали, как делать всевозможные мины и применять их во вражеском тылу. Может быть, организовать такую сейчас?

Пономаренко, подумав, согласился:

— Впрочем, лучше ее назвать как-нибудь иначе, чтобы в глаза не бросалось. Скажем, учебным центром. Попрошу срочно подготовить докладную записку на имя народного комиссара обороны и проект соответствующего приказа.

Изложить на бумаге то, что не давало покоя годами Илье Григорьевичу, было несложно. На следующее утро он вручил Пономаренко докладную записку на имя наркома обороны и проект приказа НКО об организации специального учебного центра Западного фронта. Пантелеймон Кондратьевич прочитал оба документа, сделал поправки в тексте, и на следующий день они были подписаны маршалом Тимошенко, который, оставаясь наркомом обороны, принял командование Западным фронтом. Создаваемая партизанская школа получила наименование Оперативно-учебного центра Западного фронта — ОУЦ. Старинова назначили его начальником.

imgНемецкий железнодорожный эшелон, сожженный партизанами 

Илья Старинов осенью 1941-го превратил харьковские пути сообщения практически в западню для противника. По сигналу, отправленному им из Воронежа ночью 14 ноября 1941 года, был взорван немецкий штаб в Харькове по улице Дзержинского. Взрыв произошел во время банкета, на котором находился командир 68-й пехотной дивизии, начальник гарнизона генерал-лейтенант Георг Браун. Существует версия, что когда Гитлеру доложили об этом, он был удивлен, что у русских имеются радиоуправляемые мины в то время, когда Германия их не имеет, и потребовал имя человека, руководившего этой операцией. Руководитель абвера адмирал Вильгельм Канарис назвал имя полковника Старинова.

Легендарный Ваупшасов говорил о важности создания партизанских подразделений: «Нет слов, шесть белорусских отрядов не смогли бы своими действиями в тылу врага остановить продвижение мощной немецкой армейской группировки, наступающей на Москву. Но замедлить сумели бы! Уже в первые недели гитлеровского вторжения партизаны и подпольщики парализовали бы коммуникации противника, внесли дезорганизацию в работу его тылов, создали бы второй фронт неприятелю. Партизанское движение в Белоруссии смогло бы быстрее пройти стадию организации, оснащения, накопления опыта и уже в первый год войны приобрести тот могучий размах, который оно имело в 1943–1944 годах».

К большому сожалению, в Красной армии торжествовала иная точка зрения. Ее авторы забыли работы Ленина, Фрунзе о партизанском движении. Первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Пономаренко до июля 1941 года мало что знал о той большой работе, которая в начале 1930-х годов проводилась в республике. В итоге ОУЦ создавался, когда фронт приближался к Гомелю.

imgПартизаны минируют мост, 1943 год

Илья Старинов был противником «рельсовой войны». Он доказывал, что нужно уничтожать паровозы, которых у противника не хватало, а не железнодорожные пути, ибо немцы легко и быстро восстанавливали их. Запас рельсов у них был огромен, ведь они захватили все склады рельсов, брошенных отступающими частями Красной армии. Он доказывал руководству, что на «рельсовую войну» расходуется большое количество взрывчатки, столь необходимой для решения других, более важных задач.

После окончания Великой Отечественной войны Илью Старинова направили на работу в Высшую школу КГБ, где он возглавлял кафедру по своей основной специальности. Эта школа располагалась в подмосковной Балашихе. Именно там был заложен фундамент знаменитых подразделений специального назначения «Вымпел», «Альфа», «Зенит» и других. Илья Григорьевич ушел из жизни в ноябре 2000 года в возрасте 100 лет.

img2 сентября 2019 года под Гомелем в торжественной обстановке открыт памятный знак Илье Григорьевичу Старинову. На территории санатория «Ченки» установлен мемориал: камень-валун с портретом легендарного полковника, здесь же находится небольшая биографическая справка, посвящение «дедушке советского спецназа» или, как говорят многие историки, «легендарному заместителю командира по диверсиям»

Автор: Михаил Хильман, член Совета Белорусского общественного объединения «Ветераны военной разведки»

Другие статьи
03.03.2021
Пять адресов боли
Трагедия и подвиги Глубокского гетто: зверства, бесчеловечность нацистов, полицаев и гуманизм, самопожертвование белорусских крестьян
18.02.2021
В августе 1942-го
Читатель газеты «СБ. Беларусь сегодня» помог восстановить судьбу семьи Русецких, расстрелянных во время войны фашистскими оккупантами ...
16.01.2021
Сильный Колос
От полесских болот до осажденной Варшавы — тернистый путь белорусского разведчика Ивана Колоса
01/00