На своей земле

Во время польской оккупации Андрей Волынец отстаивал независимость Родины, а с началом Великой Отечественной возглавил партизанский отряд «За Советскую Белоруссию»

Советские партизанские отряды в годы Великой Отечественной войны называли «вторым фронтом». В первые дни оккупации они создавались стихийно из небольшого количества знакомых друг другу людей. Командирами становились либо самые бойкие и смелые, либо те, кто уже пользовался заслуженным авторитетом. Партизанов-подпольщиков около миллиона человек, среди них — 45 белорусов, удостоенных звания Героя Советского Союза. 

img

Одно из имен — Андрей Волынец уроженец Вилейщины, создатель и командир партизанского отряда «За Советскую Белоруссию». Чтобы услышать историю его жизни и подвига, я направилась в Молодечно, где живет дочь комбрига Майя Андреевна Власенко. Абсолютно уверена: лучшие и самые правдивые источники — близкие родственники, свидетели, пережившие войну и архивные документы.

Детство будущего Героя прошло в деревне Желтки тогда еще Куренецкого района Вилейской области. Андрей родился 8 января 1904 года в бедной семье. Он был вторым ребенком из пяти. Приходилось рано привыкать к крестьянскому труду. Учиться ходил в школу в соседние Цинцевичи. По словам сестры, школьникам преподавали богословские науки, но, как оказалось, не все дети соглашались с таким преподаванием. О событиях того времени Майя Андреевна знает по рассказам матери:

— Вся семья отца была верующей, а он один с самого детства встал на сторону атеистов. Упрямый, настойчивый, с резким характером. Сказал — и точка. Удирал с уроков, где преподавали Закон Божий, его постоянно наказывали. В знак протеста он прятался на кладбище и ночевал на могиле своего деда по отцовской линии. Между ними когда-то была какая-то особенная связь, внука дед всегда поддерживал, и его смерть стала большим ударом. Все знали: если Андрея нигде нет, искать нужно на кладбище.

imgМайя Андреевна Власенко

Вероятнее всего, такое упрямство и бунтарство и повлияло на дальнейшую судьбу Волынца. В 1926 году он окончил артиллерийскую школу в Ново-Вилейке. Возможно, и сложилась бы его жизнь иначе, но, как сказала дочь, «он с головой окунулся в политику». Выступал за свободу Беларуси и против польской оккупации: развозил листовки, занимался пропагандой по деревням. Поляки разыскивали его, даже ночью приезжали за ним домой.

Со своим характером и супругу долго не выбирал, нашел свою Анну среди красавиц-односельчанок. В 1927 году поженились, в 1931-м родился сын Николай, в 1934-м — Михаил. Из всего богатства — небольшой надел земли. На работу Анна Варфоломеевна ходила в деревню Куренец к владельцу магазина. Вроде обычная, размеренная, хоть и бедная жизнь — работай да детишек поднимай, только не тут-то было.

В деревне Цинцевичи в начале 1930-х годов активисты создали подпольную коммунистическую организацию, куда вступил и Волынец. Но нашелся предатель, а в будущем гестаповец — Якуб Стрельчук (27 января 1936 года в здании Виленского окружного суда в него стрелял Сергей Притыцкий), который и выдал имена членов подпольного райкома КПЗБ. В 1935 году по доносу Волынец вместе с товарищами сначала попал в Вилейскую тюрьму в камеру № 17 для политзаключенных, затем — в виленские Лукишки. Супруга Анна ходила пешком за 100 километров в Вильно, чтобы отнести мужу передачу.

Освободили пленников 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия вступила в Западную Беларусь. Вернувшись домой, Андрей Иванович стал директором нового торфозавода в Желтках. На его базе планировалось строительство электростанции, даже купили рельсосварочный локомобиль на Миорском лесопильном заводе. Природное и дешевое топливо, выпускаемое на предприятии, поставляли в деревни и близлежащие города. Вот она, мирная жизнь, о которой так мечтал Волынец.

Но пришла еще более страшная беда. И с самого начала Великой Отечественной войны Андрей Иванович снова одним из первых встал на защиту своей любимой Родины. Противники советской власти в Вилейке хотели захватить торговые склады и базы, чтобы выслужиться перед новым режимом. Но директор торфозавода собрал группу единомышленников, и все запасы продовольствия были розданы населению. Тогда же Волынец получил первое ранение, только отсиживаться дома не мог. Со своими товарищами ушел в лес, приступив к сбору оружия и созданию партизанского отряда, получившего впоследствии название «За Советскую Белоруссию».

imgПартизаны Андрей и Николай Волынцы, 1940-е годы

— В партизаны ушли братья, мужья сестер и племянники папы, многие из родственников потом погибли, — рассказывает Майя Андреевна. — И дед Иван тоже воевал с гитлеровцами. Мы в Желтках оставались, как на пороховой бочке. По соседству с нами жил мужик Егорка, часами просиживал в своем сарае и просматривал через окошко наш двор. Ждал, когда придет отец, коммунист и партизан, чтобы донести гитлеровцам. Представляете? В Вилейке висели листовки с фотографией папы, гитлеровцы за его выдачу обещали большое вознаграждение в немецких марках. А наши Желтки всего в 10 километрах от города. Кто не знал директора торфозавода? Думаю, люди помнили, как он открыл склады с продовольствием. Все село, вся округа не выдавала, а этот односельчанин, видите, гадом таким оказался. Но добрые люди маму предупредили: Волынцов должны расстрелять. Представляете, а это мама и трое детей-малолеток! И зимней морозной ночью 1942 года нас успели тайно вывезти в семейный партизанский лагерь в леса возле вилейской деревни Талуть. Глухомань, фашисты боялись туда сунуться. До сих пор в тех лесах остались землянки. А я тогда совсем маленькой была, родилась в декабре 1941-го. С нами в лагере находились и другие сельчане с детьми. Из парашютов мама шила партизанам кальсоны, рубашки. Она рассказывала, что у одной женщины с хутора единственный сын тоже партизанил. Она пекла хлеб, варила еду и приносила в лагерь. Муж погиб, потом и сын, так мать даже после войны каждый день ходила по лесу и искала его. Однажды ушла и не вернулась... Рассказы мамы вспоминать тяжело. Жили в землянках до освобождения Вилейки в 1944 году.

Майя Андреевна показывает старую фотографию молодого и красивого парня, лежащего на кровати:

— Это мой старший братик Коля, бывший разведчик, воевавший наравне со взрослыми. В свои 11 лет он уже приносил сведения о том, сколько гитлеровцев в деревнях, чем занимаются, какая у них техника и где расположена. Ребенку это было проще сделать, на него меньше внимания обращали. Но это не значит, что он не рисковал жизнью. Не дай бог, раскусили или кто-то выдал из полицаев, фашисты бы не церемонились. Папа с Колей часто уходили на задания, приходилось пробираться болотами по пояс в воде. Возвращались к землянкам мокрые, обледеневшие. Откуда здоровье будет? Когда в 24 года брат умер, папа сказал: «Все, и моя жизнь закончилась».

Партизаны отряда «За Советскую Белоруссию» под руководством Волынца громили полицейские посты, пускали под откос фашистские эшелоны, повреждали телефонно-телеграфные линии и совместно с Вилейско-Куренецким подпольем сожгли деревянный мост через Вилию. После перебазировались на территорию Плещеницкого района как отдельный взвод бригады «Народные мстители». Разбили вражеские гарнизоны в Логойском и Борисовском районах. И снова у командира тяжелое ранение, на этот раз приковавшее его к больничной койке на целых 5 месяцев...

Копии наградных листов на Андрея Ивановича нашла на новом портале «Партизаны Беларуси», созданном издательским домом «Беларусь сегодня» и Национальным архивом Беларуси в июле 2019 года. Приведу несколько выдержек из документов о представлении к присвоению звания Героя Советского Союза за подписью начальника БШПД Петра Калинина и первого секретаря Вилейского подпольного обкома партии Ивана Климова: «К апрелю 1942 года отряд Волынца насчитывал 24 вооруженных человека. Отряд бил из засад немцев и полицию, нападал на них в деревнях, разбивал молочные фабрики и смолокуренные заводы, сжигал немецкие склады. Немецкие захватчики, обеспокоенные действиями отряда, решили ликвидировать его. В мае 1942 года в деревне Цинцевичи отряд был окружен, но Андрей Иванович с боями вывел его из окружения. Противник потерял 15 человек убитыми и ранеными, отряд Волынца — одного. Однако оставаться в данном районе было нельзя, и отряд вышел в Минскую область. [...] К июлю 1942 года отряд вырос до 50 человек».

После выздоровления Волынцу Вилейский подпольный обком КП(б)Б поручил вернуться в свой район и создать отдельный партизанский отряд. Выдержка: «Около города Вилейка Волынец сам подорвал воинский эшелон, сжег 4 склада с продовольствием, 2 склада с военным имуществом. Около Вилейки и Волоколаты с боем уничтожил 4 железнодорожных и 8 шоссейных мостов. С группой подрывников в августе 1942 года спустил 2 эшелона: один возле Вилейки, другой возле Сморгони. [...] За период июль — сентябрь 1942 года отряд товарища Волынца насчитывал свыше 200 человек».

СВОЮ звезду Героя Советского Союза Андрей Иванович Волынец из рук самого Калинина получил согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1944 года. После освобождения Беларуси прославленного партизана назначили членом госкомиссии по переселению белорусов из Польши в БССР. Тогда проходила передача Союзом соседней стране частей Белостокской и Брестской областей. К победному маю 1945-го в копилке среди его наград были медаль «Партизану Великой Отечественной войны» II степени, орден Красного Знамени, орден Ленина... В том же году родился третий сын Виктор. Бывшему комбригу доверили восстановление народного хозяйства в родных местах — вначале на посту председателя Вилейского горисполкома, затем на ответственных должностях в Вилейском, Молодечненском райисполкомах, облисполкоме.

imgАндрей Волынец (крайний справа во втором ряду) в составе правительственной делегации в Белостоке, 25 апреля 1945 года

— Папа мало рассказывал о себе, тем более — хвастался. Когда журналисты задавали ему вопросы, отвечал: «На моей малой родине очень много людей воевало в партизанах, их послушайте. Съездите в Желтки, на Вилейщину, и пусть вам расскажут, какой был у них командир».

После смерти Коли отец ушел на пенсию, не смог больше работать. Ранения давали о себе знать, были прострелены рука и нога. Но он никогда не стонал, не жаловался на боль. Конечно, любил нас, своих детей и жену, но не проявлял каких-то особенных нежностей. Подойти и обнять — не про него. Недостаток внимания, возможно, компенсировала мама. Она была мягкая, добрая — простая белорусская женщина, которая в свое время даже в школу не ходила, так как много работала. А я никогда не чувствовала к себе какого-то особенного или привилегированного отношения со стороны, как к дочери Героя. Мы росли такими же, как все.

imgАндрей Волынец (второй слева) с боевыми товарищами и Героем Советского Союза Анной Масловской у памятника Герою Советского Союза Федору Маркову, Молодечно, 1960-е годы

imgПартизаны отряда «За Советскую Белоруссию» вместе с Анной Варфоломеевной Волынец у землянки командира, июнь 1974 года

Андрей Иванович ушел из жизни 30 марта 1965 года, через 20 лет умерла и Анна Варфоломеевна. Похоронены в Молодечно. Из всех детей Волынцов остались дочь Майя и сын Виктор, который живет в Риге. Михаил похоронен в Кривом Роге, где жил до 2005 года и работал деканом горнорудного института. Память о легендарном комбриге хранят внуки и пра­внуки Волынца. К 60-летию освобождения Беларуси в честь земляка жители Вилейки торжественно открыли мемориальную доску, бюст Героя установлен и в Молодечно.

Автор: Наталья Часовитина

Другие статьи
02.06.2020
Константин Борисович Нищенков
Партизанские командиры и комиссары — представители народов СССР, участники советско-финской войны
01.06.2020
Сергей Егорович Егоров
Партизанские командиры и комиссары — представители народов СССР, участники советско-финской войны
01.06.2020
Алиев Аликпер Саид Мамедович
Партизанские командиры и комиссары — представители народов СССР, участники советско-финской войны
01/00