Особое задание «Спартака»

Овидий Горчаков — человек интересной судьбы. В молодые годы — активный участник Великой Отечественной войны. В послевоенное время — известный советский писатель, автор многих книг, в том числе «Вызываем огонь на себя», «Лебединая песня», «Максим не выходит на связь», «Они встали на пути Тайфуна». В центре творчества Овидия Александровича — героические будни советских разведчиков, их боевая работа в тылу врага. Но и судьба самого автора в этом плане весьма показательна.

img

Он был летописцем войсковой части 9903, которую прославили Зоя Космодемьянская, Григорий Линьков, Иван Банов, Константин Заслонов и многие-многие другие. В этой войсковой части и начал свой боевой путь разведчика комсомолец Овидий Горчаков, прошедший по тылам врага от Десны до Одера. Он воевал на Брянщине, Смоленщине. Были у него «командировки» на оккупированную территорию Беларуси, Западной Украины. Прошел по немецким тылам Польши, одной из имперских провинций Германии.

Когда началась война, его в армию не брали: семнадцать лет. Только в начале 1942 года удалось записаться в партизаны по набору Московского горкома комсомола. Его направили в очень засекреченную в то время разведчасть Западного фронта, которая вошла в историю Великой Оте­чественной войны как в/ч 9903. Любопытно, что работавший в Одесской ЧК отец Горчакова был из крестьян, мать же — из знатного дворянского рода. В 1930-х годах отца в качестве советника-консула направили в Нью-Йорк, затем были назначения в Лондон, Рим. 20 лет Горчаков-старший отдал дипломатической службе. В свою очередь, Горчаков-младший служил в органах оперативной военной разведки с марта 1942 по май 1945 года. За это время он неоднократно выполнял разведывательно-диверсионные задания в глубоком тылу противника.

В конце апреля 1944 года Овидий Горчаков занимался подготовкой к выполнению очередного задания в тылу противника. На этот раз он был подключен помощником к офицеру штаба фронта подполковнику Николаю Леонтьеву. В первой декаде мая им предстояло десантироваться в тыл вражеской группы армии «Центр», чтобы проверить состояние работы наших разведчиков, действовавших на Минщине и в других районах, расположенных на важном направлении наступления советских войск. Иван Василевич в очерке «Четвертое задание «Спартака» вспоминал:

«Немногим офицерам штаба фронта было известно, что этот худощавый блондин с чуть раскосыми глазами и пухлыми почти девичьими губами впервые полетел во вражеский тыл, когда ему исполнилось всего семнадцать лет. Что он спускал уже под откос вражеские эшелоны, расстреливал из засад автомашины с номерами СС и вермахта, вел разведку в Белоруссии, на Смоленщине, Брянщине... Что он уже дважды пролил кровь в боях, был сильно обморожен и не раз был заочно похоронен...

Не все боевые друзья знали его настоящую фамилию, имя, отчество. На одном задании он представлялся им Александром Васильевичем Астанговым, при выполнении другого задания имел документы на имя Евгения Кульчицкого, в некоторых случаях выдавал себя за Войцеха Прокопюка или Петра Зубкова. А в документах штаба фронта он часто значился «Спартаком».

Однако подготовку пришлось прервать. В конце апреля его срочно вызвали в штаб фронта и поручили выполнение другого особо важного задания. В то время благодаря мужеству и героизму советских ­войск фронт вовсю катился на запад. В ночь на 1 января 1944 года в Варшаве была создана Крайова Рада Народова, ставшая верховным органом антифашистского национального фронта страны. Она стремилась установить деловую связь с правительством СССР. Для ведения переговоров Крайова Рада Народова назначила специальную делегацию в составе четырех человек. С середины марта группа пробиралась в Москву, но никак не могла до нее добраться. В начале апреля делегация появилась в партизанской бригаде, которой командовал подполковник Степан Каплун. Ускорить доставку польских товарищей поручили разведчикам. Именно в эту группу был зачислен и «Спартак».

img

«Почти полтора года назад я пришел в свою войсковую часть с комсомольской путевкой в кармане и стал готовиться к полету в тыл врага, — впоследствии напишет он. — Оправдал ли я доверие комсомола? Решат начальники... Группа наша из пяти человек за шесть месяцев уничтожила семь паровозов, восемьдесят семь вагонов, двадцать четыре платформы, пятнадцать автомашин, взорвала девять мостов... По-моему, это не так уж плохо».

В мае Овидий Горчаков во главе разведывательной группы был направлен в район города Малориты Брестской области с задачей разведки войск и оборонительных рубежей противника. Ему было поручено выполнить ответственное задание, о котором после войны Овидий Александрович напишет так:

«В начале мая 1944 года развед­отдел штаба Первого Белорусского фронта получил из Москвы приказ: спасти и вывезти из тыла врага под Брестом четырех руководителей Армии Людовой — левого Крыла Сопротивления, партизанских отрядов Польши. Они требовались Сталину для создания первого в истории Польши народного правительства. Приказ Сталина, важная военно-политическая операция. Командиром группы из четырех человек назначили подполковника Леонтьева (Орлова), меня — заместителем. Еще два радиста... Вылетали на двух У-2 в тыл врага в начале мая. Сигналов на земле — партизанских костров — не было. Самолет с подполковником разбился. Орлов выбыл из строя. Командиром назначен был я. Вскоре вылетели снова. Польские руководители находились в партизанском отряде в лесу под Малоритой, а лес этот был окружен дивизией СС и обнесен колючей проволокой. А в Москве их ждал Сталин. Я отправил их на Белорусскую землю, а сам остался в капкане. Чудом спасся».

В марте 1942 года Горчаков в составе группы из 11 человек был впервые заброшен в немецкий тыл. Считается, что из тех диверсантов, которые были заброшены в тыл, живыми и здоровыми возвращалось не более 20 процентов. Из оставшихся половина не приходила со второго задания. После третьего и четвертого — единицы. Овидий Горчаков летал в тыл более пяти раз и всегда возвращался. Дважды представлялся к званию Героя Советского Союза. Но так и не был его удостоен.

После войны Овидий Александрович рассказывал журналистам о том, как он стал разведчиком:

— В 1941 году комсомольцем-добровольцем я попал в военную разведку. Решающую роль сыграло, очевидно, то, что я в совершенстве владел немецким и английским языками, физически и идейно был закален. После короткой подготовки меня направили в тыл противника. Занимался разведкой в Клетнянских лесах, в Белоруссии — на Полесье, под Минском.

При этом Горчаков был убежден, что разведчиками не рождаются:

— Ими становятся, когда этого требует Родина. Отличным разведчиком стать очень трудно, наверное, так же, как и космонавтом. Надо вобрать в себя большую сумму знаний, иметь отличную идейную и физическую закалку, обладать хладнокровием и выдержкой, чувством самоанализа, всего проделанного за день, неделю, месяц. Конечно, знать язык противника, его культуру, обычаи, традиции. Держать все это в памяти. И самое главное — надо горячо любить свою Родину.

img

Имя Овидия Горчакова занесено в энциклопедию «История Великой Отечественной войны» наряду с Зорге, Маневичем и Кузнецовым. После окончания войны он работал синхронным переводчиком у Сталина, Хрущева. Был переводчиком у многих глав делегаций, принимавших участие в работе съездов КПСС. Скончался легендарный разведчик в 2000 году.

Автор: Михаил Хильман, член Совета Белорусского общественного объединения «Ветераны военной разведки»

Другие статьи
13.10.2020
И Брук, и друг
Разведчик Бринский: за ним охотились в Беларуси и Украине, предлагая баснословное вознаграждение за его голову
09.09.2020
Живи, pодник, живи!
В партизанском отряде «За Родину» с врагом сражались сын, дочь, внук, зять и другие родственники Петра Лукича Шейбака. Сегодня ...
07.09.2020
Век прожить – не поле перейти
Александр Слобода: «Не мог представить, что доживу до ста лет!»
01/00