«От верной смерти меня спас орден»

Юбиляр уверен, что секрет его долголетия таится в семейном счастье, воплощенном в супруге, детях, внуках и правнуках: «Именно родные и близкие люди наполняют мою жизнь смыслом и радостью. Ради них я живу».

imgВ будущее Александр Слобода смотрит с надеждой, верой и любовью

Родился Александр Иванович в 1920 году на хуторе Слободском, что на Витебщине, недалеко от Освеи. Окончив семилетку, подал документы в Полоцкий лесотехнический техникум. Увы, не хватило нескольких баллов. Мечту стать лесничим пришлось отложить и устроиться в колхоз, где трудился бригадиром отец. В 1937-м тракторист Санька Слобода наравне со взрослыми пахал, сеял, бороновал, косил...

В сентябре 1940 года его призвали в Красную армию. Обнимая сына на сборном пункте на станции Дрисса, Иван Степанович дрогнувшим голосом пожелал счастливой службы и уехал, ни разу не оглянувшись. Больше они не виделись. Через два года отец Иван Степанович и мать Ольга Константиновна погибли от рук фашистов.

Службу красноармеец Александр Слобода проходил в Приволжском военном округе в 27-м отдельном разведбатальоне 53-й стрелковой дивизии. Перед самой войной по тревоге в спешном порядке их часть перебросили в Беларусь. Никто не предполагал, какие страшные испытания ожидают красноармейцев уже через несколько недель.

Днепр покраснел от крови

Боевое крещение Александр Слобода принял на шестой день войны, когда группа красноармейцев (менее взвода) вышла к реке Друть под Белыничами. Александр Иванович вспоминает: «Нами тогда командовал лейтенант Василий Жмаев. Мы гордились, что в батальоне это был единственный командир с боевой наградой — орденом Красного Знамени, который он получил за войну с финнами».

Мог ли тогда предположить Александр, что спустя время уже на его груди будут сверкать два таких ордена! Но тогда, в конце июня 1941-го, Александр Слобода с ужасом и оторопью, вжавшись в землю, смотрел, как мимо него и его товарищей нагло и уверенно, лязгая гусеницами, на скорости несутся вражеские танки... Следом — грузовики с фашистами. «Что мы, необстрелянные бойцы с винтовками-трехлинейками, могли сделать? — грустно вздыхает Александр Иванович. — Мы пропустили и танки, и машины, но когда появились мотоциклисты, по команде дали залп по врагу. Тогда мы захватили двух офицеров с картами, оружием, но, самое главное, мы поняли, что фашистов можно бить, даже невзирая на их преимущество в оружии. А потом были оборона Могилева, Буйничское поле... Здесь бутылкой со смесью я уничтожил фашистский танк. Это был кромешный ад, как выжил, ума не приложу. Днепр покраснел от крови».

Именно тогда в журнале боевых действий немецкой 3-й танковой дивизии появилась запись, что «после хмельных успехов первых военных дней никто не мог предполагать, что русские на Днепре окажут такое серьезное сопротивление...».

За храбрость и отвагу, проявленные в боях на Буйничском поле, красноармейца Александра Слободу в декабре 1941 года наградили орденом Красного Знамени. Ценность его заключалась не только в том, что был первым, но и в том, что спустя непродолжительное время спас жизнь обладателю: «Я носил орден на гимнастерке слева. В одном из боев, уже под Москвой, почувствовал боль в области сердца. Глянул, а на груди вмятина и скол на эмали ордена. Пулю, которая должна была пробить сердце, нашел в гимнастерке».

23 января 1942-го за храбрость при обороне Москвы командира отделения 27-й отдельной разведывательной роты Александра Слободу наградили вторым орденом Красного Знамени.

В июле дважды орденоносец в бою с фашистами получил ранение в правую ногу. Началась гангрена. Александра самолетом отправили в Москву в военный госпиталь. Хирург, глядя на рану, не верил, что ногу можно будет сохранить, но, к великому удивлению, обошлось без ампутации. И солдат, прихрамывая, вышел из госпиталя на своих двоих. Вот как об этом рассказывает Александр Иванович: «Москва. Мне 22 года, на груди два ордена. Спустился в метро, а в поезде люди почтенного возраста места уступают. Неловко... Зашел в парикмахерскую, где побрили, постригли и наодеколонили, а денег не взяли, мол, героям бесплатно. Эх, думаю, была не была! Зашел в Большой театр и попросил пустить на спектакль. Так впервые посмотрел „Ивана Сусанина“. После возвращения в строй воевал командиром роты автоматчиков на Калининском фронте».

Партизан Алесь

В сентябре 1942 года уже опытного боевого офицера лейтенанта Александра Слободу вызвали в штаб армии и предложили отправиться в родные края, на Витебщину, чтобы возглавить партизанский отряд. Александр Иванович с улыбкой вспоминает, как его самолетом забрасывали в тыл врага: «Дело было ночью, туман непроглядный. „Кукурузник“ вышел к нужной точке, но сигнальных костров не было видно. Летчик сказал прыгать... Что мне оставалось делать? Парашют зацепился за сосну, и я повис. Слышу внизу голоса, говор наш, белорусский. Я сверху и кричу: „Стой, стрелять буду! Пароль?“ Они ответили и спрашивают: „Ты кто такой?“ Я говорю: „Алесь...“ Не поняли сразу, они ведь Александра ждали. А я по хуторской привычке Алесем назвался. Это были партизаны, которые меня ждали».

Так фронтовик-орденоносец стал партизаном. До июля 1943-го командовал партизанским отрядом № 3 партизанской бригады имени Ленинского комсомола, дислоцировавшейся в Витебской области. Именно на родине узнал страшную весть о том, как погибли родители: «Отец был партизаном, однажды он из леса пробрался домой, однако нашелся предатель. Папа, правда, сумел спрятаться, но во дворе начали избивать мою мать. Она так сильно кричала, что отец не выдержал и сдался... Обоих увезли в полицию и спустя сутки расстреляли.

Партизанил Александр Иванович Слобода отважно, но недолго. Весной 1943-го в бою под деревней Курино на Западной Двине его тяжело ранило. И снова в правую ногу. Через три месяца лечения врачи госпиталя под Москвой вынесли вердикт: к строевой службе не годен. «Тогда же, — рассказывает ветеран, — признали инвалидом Великой Отечественной войны. А в апреле 1944-го я получил медаль „Партизану Отечественной войны“ I степени».

Партия сказала: надо!

После комиссования был направлен на комсомольскую работу. Работал секретарем Гомельского обкома комсомола. Окончив Минскую высшую партийную школу при ЦК КПБ, стал секретарем Бобруйского обкома комсомола. С 1952 по 1958 год был секретарем Слуцкого райкома партии, с 1958 по 1961-й — председателем Слуцкого райисполкома, с 1961 по 1970 год — первым секретарем Любанского райкома партии Минской области. С 1975 по 1980-й являлся заместителем председателя комитета народного контроля БССР.

В 1966 году Александр Иванович Слобода был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Всего на счету юбиляра кроме Золотой Звезды два ордена Красного Знамени, орден Ленина, орден Отечественной войны I степени, орден Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета», орден Почета, более 20 медалей, а также множество почетных грамот БССР, две Благодарности Президента Республики Беларусь.

Но награды не главное. Семья — вот что для него превыше всего. С будущей супругой Ниной Викентьевной познакомились в Минской высшей партийной школе. К слову, Нина Викентьевна также воевала в партизанском отряде и имела боевые награды. Скоро у пары родились сын Евгений и дочь Татьяна, которые позже подарили родителям трех внучек, правнучку и двоих правнуков. Александр Иванович беззаветно любит младшее поколение своей семьи и гордится им. Говорит, что у нас в стране замечательная молодежь: «Я уверен, что если бы Родине грозила опасность, как тогда, в огненные сороковые, то они без сомнений встали бы на ее защиту и боролись за победу над врагом до последнего вздоха».

Автор: Олег Усачев

Другие статьи
13.10.2020
И Брук, и друг
Разведчик Бринский: за ним охотились в Беларуси и Украине, предлагая баснословное вознаграждение за его голову
09.09.2020
Живи, pодник, живи!
В партизанском отряде «За Родину» с врагом сражались сын, дочь, внук, зять и другие родственники Петра Лукича Шейбака. Сегодня ...
07.09.2020
Век прожить – не поле перейти
Александр Слобода: «Не мог представить, что доживу до ста лет!»
01/00