Первый по бригаде подрывник

«Идет время, год за годом. Давно закончилась война, да только часто тревожат старые раны. И память тоже — как рана», — писал в своей книге «Остаюсь жить», изданной в 1981 году, Федор Афанасьевич. Это издание в наши дни — еще одно напоминание ныне живущим чтить память об отважном минере, который десятки раз рисковал жизнью ради спасения родной земли от фашистских захватчиков.

img

Листаем книгу Федора Бачило вместе с его дочерью Натальей. Просматриваем черно-белые снимки увесистого фотоальбома с картонными страницами. Она рассказывает:

— После окончания войны папа много лет работал фоторепортером в газете «Чырвоная змена». Фиксируя моменты разных сфер жизни страны на фотопленку, записывая воспоминания военных лет, внес свой вклад в летопись эпохи. В 1974 году был удостоен звания «Заслуженный работник культуры БССР». Всегда был очень скромным человеком. Говорил, что книгу «Остаюсь жить» писал не о себе, а о своих товарищах, многие из которых не дожили до Дня Победы.

Федор Афанасьевич родился в 1924 году в крестьянской семье в деревне Бордиловка Минского района. Когда началась война, вся его семья стала помогать партизанам. За отцом тянулся и Федя.

Весной 1942 года его отец, в то время руководитель партийно-комсомольского подполья на территории своего родного Кайковского сельсовета Минской области, пообещал дать Федору поручение в самом Минске. Федор Афанасьевич в книге «Первая строка», изданной в 1979 году, писал: «И вот ясным июльским утром отправились с мамой на задание. Везли на повозке три мешка картошки, несколько буханок хлеба будто бы для продажи в городе на рынке. В действительности же нам предстояло встретиться с товарищем отца по партизанской борьбе».

В тот день нужно было доставить в отряд «сильное оружие». Пройдя через несколько патрулей, которые останавливали и обыскивали повозку, Федору и его маме удалось это сделать.

— Когда развернули бумажный сверток, там были листовки со сводкой Совинформбюро и пять экземпляров газеты «Звязда», изданной в Минском подполье, — рассказывает Наталья Бачило. — Газету раздали агитаторам, листовки в ту же ночь разослали по деревням. Папа вспоминал, что газета переходила из рук в руки, ее берегли так же старательно, как винтовку или автомат.

В первые месяцы войны Федору, связному в Минском подполье, удалось передать в партизанский отряд 186 винтовок и 10 тысяч патронов, распространить тысячи листовок. Бесстрашие семнадцатилетнего паренька лесные солдаты оценили сразу. А 27 октября 1942 года его приняли в отряд имени Ворошилова.

img

Федора стали направлять на уничтожение вражеских гарнизонов. С задачей справлялся успешно — при его участии были разгромлены фашистские гарнизоны у деревень Русиновичи, Сеница, Михановичи, Узляны. В характеристике затем будет отмечено: «Бачило показал смелость и выдержанность. В этих боях лично им было убито два полицейских, три жандарма, взято пять винтовок». За проявленное мужество отважный партизан был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

С августа 1943-го Бачило был назначен командиром диверсионной группы партизанского отряда имени Лазо 3-й Минской партизанской бригады имени Буденного. Дочь Федора Афанасьевича Наталья сегодня бережно хранит память о героическом отце и благодарит судьбу за то, что он выжил, хотя не раз находился в шаге от смерти, установил своеобразный рекорд по подрыву вражеских эшелонов:

— Во всех его наградных листах отмечено, что он пользовался огромным авторитетом у товарищей. Папа рассказывал, что старался беречь молодых бойцов. Чтобы не рисковать их жизнями, сложную работу выполнял сам. И в мирное время оставался примером доброты и отзывчивости.

В результате диверсионных взрывов, которые организовал Федор Афанасьевич, на станции Михановичи и в Минске были уничтожены три вражеские автомашины, мотовоз, сожжено 80 тонн бензина. Было убито и ранено 23 гитлеровца. Ему удалось пустить под откос 28 эшелонов на железной дороге, уничтожить и повредить 18 паровозов, до 150 вагонов с военной и живой силой врага. Им было убито 128 немецких солдат и офицеров, ранено 90 человек.

О тонкостях подрывного дела Федор Афанасьевич писал в своей книге: «Осторожно поползли по хрустящему снегу, слыша невдалеке немецкую речь... Не было мысли повернуть назад. Риск велик, но желание подорвать эшелон было сильнее страха. Вот и насыпь. Ночь морозная. Твердая земля. Тесак не хочет врезаться в грунт, и больше пальцами разгребаем землю, чем тесаком. Звякнет металл о металл — все пропало! Охрана в какой-то момент подходит совсем близко. Мокрые волосы липнут ко лбу. Но обошлось — фашисты, переговариваясь, пошли вперед. Снова принимаемся за дело».

— «Главное для подрывника — аккуратно поставить детонатор» — писал папа в своей книге, — говорит Наталья Федоровна. — Но как это можно было сделать, когда пальцы рук, окоченевшие от холода, переставали слушаться? Пока напарник рыл землю, папа быстро отогревал кисти рук, пряча их под телогрейку. Папа рассказывал, что к железке партизаны подползали обычно вдвоем, а то и втроем, и вчетвером. Кто первым начинал закладку мин, тот ее и заканчивал, то есть вставлял детонатор. Он успевал отогреть руки. Потому что пальцы у подрывника должны быть чувствительными, как у врача или музыканта. «Аккуратно не поставишь детонатор — погубишь себя и товарищей» — писал отец в своей книге.

Представляя Федора Афанасьевича к высшей награде СССР — ордену Ленина, — секретарь подпольного ЦК ЛКСМ Белоруссии Михаил Зимянин отмечал:

«Товарищ Бачило, участвуя в боях и командуя диверсионной группой, находится всегда там, где наиболее важный участок, где нужна ловкость и исключительное мужество».

В одном из боев его ранило в руку. Подлечившись в госпитале, опять отправился помогать своим. Но однажды вернуться в строй не смог — после тяжелого ранения в обе ноги лечение затянулось на несколько лет.

После войны Федор Афанасьевич встретил свою любовь. Вера Григорьевна в то время была медработником в санатории. Там и познакомились. Во время войны девушка служила хирургической медсестрой в медико-санитарном батальоне, была награждена орденом Красной Звезды. В семье Бачило родилось трое детей. Сейчас память о легендарном дедушке хранят его пятеро внуков и пятеро правнуков.

Другие статьи
16.01.2021
Сильный Колос
От полесских болот до осажденной Варшавы — тернистый путь белорусского разведчика Ивана Колоса
15.01.2021
Письмо-воспоминание партизана 208 отдельного полка И.В.Сталина Мещерякова Владимира Васильевича
13.01.2021
Куцак Андрей Аверьянович
01/00