БШПД

Белорусский штаб партизанского движения

img

К моменту создания Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) (на 5 сентября 1942 г.) на территории БССР действовало 305 партизанских отрядов, насчитывающих 32 939 партизан и 8237 человек скрытого резерва. Руководство партизанским движением на территории республики в этот период осуществлялось тремя самостоятельными центрами — штабами партизанского движения при Западном и Калининским фронтах и Северо-Западной группой ЦК КП(б)Б, что мешало проведению в жизнь директив ЦШПД, образованного 30 мая 1942 г. В связи с этим, как отмечал П. Калинин: «На заседаниях бюро ЦК КП(б)Б часто высказывались пожелания о создании единого центра руководства — республиканского штаба партизанского движения».

В конце августа 1942 г. по вызову ЦШПД в Москву для участия в совещании прибыла большая группа представителей подпольных партийных органов, командования крупных партизанских формирований Украины, Беларуси, Орловской и Смоленской областей. В его работе приняли участие члены Политбюро, руководящие работники аппарата ЦК, Наркомата обороны, ЦШПД. 1 сентября участников принял в Кремле И. Сталин. Беседа с партизанскими командирами в присутствии членов правительства продолжалась 8 часов. На совещании были подведены итоги первого периода борьбы в тылу врага, обобщен значительный военный опыт войны.

По результатам совещания 4 сентября 1942 ГКО принял постановление № 2237сс, в котором утвердил смету расходов на партизанское движение в 1942 г. (57 700 тысяч рублей). Финансирование партизанской борьбы осуществлялось Народным комиссариатом обороны СССР. Кроме того, за ЦШПД закреплялась специальная авиаэскадрия в составе 32 самолетов, а для вооружения партизанских отрядов выделялась 21 тысяча единиц стрелкового оружия, 1400 минометов, 1000 противотанковых ружей, 250 раций «Север» с запасом питания, 200 радиостанций РПО-1 и 50 раций типа РПМ.

img

БШПД был образован постановлением ГКО № 2285сс от 9 сентября 1942 г. В документе указывалось:

1. В целях усиления связи и руководства партизанскими отрядами в Белоруссии и дальнейшего развития движения образовать Белорусский штаб партизанского движения.

2. Белорусский штаб партизанского движения подчинить Центральному штабу партизанского движения.

3. Назначить начальником Белорусского штаба партизанского движения тов. Калина П. З. (второй секретарь ЦК КП(б)Б).

Руководителя БШПД вызвали в Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), где П. Пономаренко сообщил: «Девятого сентября подписан приказ о создании Белорусского штаба партизанского движения. Начальником назначены вы, Петр Захарович. Важно теперь как можно скорее сформировать штаб и развернуть работу. Рекомендую сегодня же зайти в Наркомат обороны и посоветоваться со сведущими товарищами».

Через 11 дней Военный совет Калининского фронта издал приказ № орг/0090 о формировании к 30 сентября 1942 г. БШПД и подведомственных ему школы подготовки партизанских кадров, подвижного радиоузла и белорусской диверсионной бригады особого назначения. Формирование возлагалось на военный Совет 4-й ударной армии совместно с Начальником Белорусского штаба партизанского движения П. З. Калининым.

Организация штаба началась в 20-х числах сентября, а уже 2 октября 1942 г. он приступил к работе. Важнейшим вопросом в первые недели работы был кадровый. Основными источниками комплектования БШПД являлась Северо-Западная оперативная группа ЦК КП(б)Б, соответствующие штабы партизанского движения (ШПД) Калининского и других фронтов, а также ЦШПД. Заместителями начальника БШПД были назначены секретарь ЦК КП(б)Б Г. Эйдинов и заместитель председателя СНК БССР И. Крупеня.

img

Петр Захарович Калинин вспоминал: «Хотя формированием штаба мне пришлось заниматься впервые в жизни, дело шло довольно успешно. Дня через два были укомплектованы основные отделы, главным образом кадровыми офицерами, откомандированными к нам штабом Калининского фронта. Мне казалось закономерным: поскольку штаб будет руководить боевыми действиями партизан, то в нем должны преобладать военные. Но в ЦК ВКП(б) и в Центральном штабе партизанского движения меня поправили, указали, что партизанский штаб не может и не должен уподобляться военному. Он создается прежде всего, как орган ЦК Компартии Белоруссии... В связи с этим пришлось многое пересмотреть». Такой подход при комплектовании штаба позволил гармонично соединить в работе две важные составляющие: организаторские способности партийных работников и профессиональные навыки кадровых военных.

В начале штаб состоял из 6 отделов и 3 отделений, а первый его штат был утвержден в количестве 130 человек (95 военнослужащих и 35 вольнонаемных). В качестве самостоятельных структурных подразделений при БШПД были созданы радиоузел (51 человек), школа подготовки партизанских кадров (86 человек, в том числе 10 вольнонаемных) с переменным составом в 350 человек, а также Белорусская диверсионная бригада особого назначения.

В ноябре 1942 г. произошло общее сокращение по всем органам руководства партизанским движением на 51%, в том числе постоянный состав сократился на 34%, переменный — на 62%. В связи с этим 26 ноября 1942 г. постановлением ГКО № 2541сс «По вопросам партизанского движения» были утверждены новые штаты БШПД и подчиненных структур. Согласно этому документу штат БШПД состоял из: командования — 6 сотрудников, оперативного отдела — 12, разведывательного отдела — 10, отдела связи — 5, отдела кадров — 7, отдела материально-технического обеспечения — 6, финансового отделения — 6, секретного отделения — 7, шифровального отделения — 7, административно-хозяйственного отделения — 13. Всего — 79 человек. Постановлением определялись структура и штат подчиненных штабу структур: школы подготовки партизанских кадров при БШПД, базы снабжения при Украинском и Белорусском штабах партизанского движения и радиоузла. В октябре 1944 г. (фактически на момент ликвидации) БШПД вместе с экспедиционно-транспортной базой, радиоузлом и учебно-резервным пунктом насчитывал 654 человека (519 военнослужащих и 135 вольнонаемных).

Первое время штаб находился в прифронтовой полосе в деревнях Шейно и Тимохино Торопецкого района Калинской области, затем — в деревне Хворостево того же района. В таких условия, БШПД практически не имел возможности осуществлять функции республиканского штаба, поэтому в целях улучшения руководства партизанскими силами с ноября штаб переехал в Москву и разместился в одном из зданий в переулке С. Грицевца. Сам факт нахождения штаба в Москве имел не только большое практическое значение (была организована тесная координация действий с ЦШПД), но и морально-психологическое. Представителей штаба в тылу врага воспринимали как представителей Москвы и Большой земли.

Штаб работал под непосредственным руководством ЦК КП(б)Б и ЦШПД и выполнял следующие задачи:

  • разрабатывал и проводил в жизнь стратегические планы по развитию партизанской борьбы;;
  • организовывал централизованное руководство партизанскими формированиями и их взаимодействие с частями Красной Армии и органами НКВД; совершенствовал организационную структуру партизанских формирований;
  • планировал, организовывал и контролировал выполнение боевых заданий на территории Беларуси;
  • решал проблемы обеспечения партизан вооружением, средствами связи, медикаментами и другим необходимым имуществом готовил кадры для партизанской борьбы в тылу врага;
  • осуществлял и распространял боевой опыт партизанской борьбы.

Ведущим отделом БШПД являлся оперативный, которым до марта 1943 г. руководил секретарь ЦК КП(б)Б И. Рыжиков, а затем подполковник А. Брюханов. После войны А. Брюханов отмечал: «Таким образом, Белорусский штаб представлял собой достаточно сложный механизм, в обеспечении нормального функционирования которого важную роль отводилась оперативному отделу. Прежде всего это был орган, на который возлагались исполнительные функции. Отдел должен был воплощать в жизнь все решения руководства штаба, постоянно следить за тем, чтобы деятельность всех его органов была поставлена на решение поставленных боевых задач... Мы занимались обобщением боевого опыта, разрабатывали различные операции и вносили на рассмотрение командования конкретные предложения о порядке подготовки и проведении этих операций и о мероприятиях по обеспечению партизан всем необходимым... Оперативный отдел должен был изо дня в день держать в поле зрения такой важный вопрос, как дислокация партизанских сил, действовавших на территории Белоруссии...». Свою деятельность оперативный отдела БШПД координировал с Белорусским направлением соответствующего управления (отдела) Центрального штаба.

С созданием БШПД начались целенаправленное и систематическое планирование и координация боевой деятельности партизанских сил из-за линии фронта в масштабе всей Беларуси. Например, непосредственно при участии оперативного отдела БШПД были разработаны планы рельсовой войны против оккупантов в 1943 и 1944 гг.

Важное место в работе штаба занимало руководство разведывательной и контрразведывательной деятельностью партизанских формирований. Во главе разведывательного отдела последовательно стояли подполковник Н. Скрынник, майор М. Протопопов, полковник С. Анисимов. Характеризуя деятельность разведки и контрразведки начальник БШПД П. Калинин писал: «По-настоящему же понял, что такое разведка, когда стал начальником Белорусского штаба партизанского движения. Тут я впервые убедился, какое это тонкое, трудное и ответственной дело... Разведчикам активно помогало население оккупированных территорий, особенно молодежь... Полученные от партизан данные незамедлительно передавались командованию фронтов, а наиболее важные — в Генеральный штаб Красной армии».

Разведывательная деятельность белорусских партизан в годы Великой Отечественной войны представляла целенаправленный и своевременный сбор, обработку и передачу соответствующим органам информации военного, политического и экономического характера. Деятельность руководящих разведывательных органов партизан строилась на принципе строгой централизации и подчинялась задачам единого плана ведения войны с агрессором.

Отметим, что в период осени-зимы 1942 г. разведывательная деятельность, в основном, велась «на себя», поэтому одной из основных задач по развитию разведывательной работы была ее ориентация на получения разведывательной информации и для нужд Красной армии.

Разведывательные данные за этот период времени в основном отражают следующие вопросы: расположение и передвижение немецких войск, строительство оборонительных сооружение, расположение аэродромов, дислокация и численность гарнизонов противника, состояние промышленности, зверства оккупантов, железнодорожные и автомобильные перевозки, подготовка и проведение карательных операций, выявление агентуры и немецких разведывательно-диверсионных школ противника, инфраструктура и расположение важных объектов в городах Беларуси, административно-территориальное устройство, налогообложение и др.

Значимость разведданных БШПД была весьма высока. Только за первое полугодие 1944 г. была собрана информация о дислокации 9 немецких армий и корпусов, 96 дивизий и бригад, 95 полков, 188 батальонов, установлена пропускная способность и интенсивность движения на 25 участках железной дороги в Беларуси, месторасположение 154 баз и складов противника, 75 аэродромов и посадочных площадок, подробно описана система оборонительных сооружений германской армии. Эти разведданные помогли подготовить и успешно провести операцию «Багратион».

Большая нагрузка по организации строгой отчетности и делопроизводства партизанских формирований по подготовке различной оперативной и справочно-информационной документации, учету и назначениях партизанских кадров возлагалась на отдел кадров, которой возглавлял секретарь Белостокского горкома партии В. Романов и на секретное отделение во главе с В. Шиманович.

Отдел кадров осуществлял «изучение личного состава комплектуемых партизанских отрядов, спецгрупп и одиночек...». Он координировал «расстановку и использование партизанских кадров в соответствии с разработанным заданием и сложностью обстановки его выполнения, а также и степени подготовленности самих кадров, их возраста общего развития и знания районов, оккупированных противником. Всякое назначение в группу, отряд или направление на выполнение индивидуального задания согласовывалось с отделами штаба, разрабатываемыми заданиями и утверждалось начальником штаба... Изучение командного состава, находящегося в партизанских отрядах и бригадах, производилась путем выезда на места работников штаба и ЦК КП(б)Б».

О большой значимости решения кадровых вопросов говорит следующий факт: в период со 2 октября по 31 декабря 1942 г. было издано 80 приказов за подписью начальника БШПД, из них — 48 (60%) — по личному составу. Кадровые назначения за этот период касались более 220 человек. Все они оговаривались и согласовывались с отделом кадров. В одном из отчетов за этот период указывалось, что «весь офицерский состав БШПД соответствует занимаемым должностям».

Одним из важнейших участков работы отдела кадров являлась своевременное реагирование на поступающие письма, заявления и жалобы партизан и их семей. С 1 октября 1942 г. по 20 августа 1943 г. в отдел кадров поступило 7027 писем и запросов. Большинство из них (6255) от семей партизан и касались розыска членов семей. В результате работы сотрудников отдела кадров удалось найти и сообщить сведения на 1849 человек, а также оформить выдачу 717 пособий.

Большую совместную работу по вопросу формирования делопроизводства и документооборота проводили отдел кадров и секретное отделение, в штате которого была должность заведующего делопроизводством (с ноября ее занимала Н. Аронова). Отметим, что основная работа в этом направлении проводилась в 1943 г., но уже в конце 1942 г. была проведены важные мероприятия по унификации и упорядочению делопроизводства и документооборота.

Одной из основных задач руководящих партизанских органов в области документооборота и делопроизводства было стремление типизировать основные виды документов и придать им оптимальную форму и внутреннюю структуру. В этот период времени начали формироваться основные виды документов по оперативно-разведывательной деятельности: оперативные и разведывательные сводки БШПД и сводки связи БШПД.

Еще одним важным направлением деятельности оперативного и разведывательного отделов БШПД был опрос вышедших из немецкого тыла связных, курьеров, посыльных, партизанских командиров и бойцов. В делопроизводстве штабов партизанского движения сформировались даже отдельные виды кадровых документов — протоколы допросов и опросные листы вышедших из тыла. С прибывшими беседовали сотрудники оперативных и разведывательных отделов ШПД, акцентируя свое внимание на вопросы возникновения и деятельности партизанских соединений, их оснащенности, командовании, на организацию борьбы в тылу врага, используемые методы и применяемые тактики. Такие беседы и опросы позволяли получить информацию из первых уст, более точно осуществлять учет партизан и их соединений, а также анализировать и использовать опыт боевой и разведывательной деятельности народных мстителей. Такой вид документов широко применялся в период с 1941 — до весны 1943 г. По мере того, как была установлена надежная радиосвязь с партизанскими отрядами, отпала необходимость в посылке курьеров и связных, и объем этих документов резко уменьшился.

Значительное место в работе штаба отводилась учету партизанских кадров и разработке соответствующих учетных документов. Белорусский историк Е. Павлова отмечает: «Выработанная ЦШПД и БШПД система учета партизанских кадров позволила создать комплекс учетных документов, включающий максимально детальную информацию по каждому бойцу партизанских формирований... С созданием ЦШПД и БШПД были приняты и формы документации, которую предлагалось вести всем партизанским формированиям. В 1942 — 1943 гг. были разработаны формуляры списков личного состава, списков погибших, наградных листов. Их разослали всем партизанским отрядам, бригадам и группам».

Для налаживания учета личного состава партизанских отрядов и бригад отделом кадров БШПД был проведен ряд мероприятий:

а) в отряды с представителями ЦК КП(б)Б, штаба, связными, командирами отрядов и групп, убывающими в тыл противника, рассылались формы учета: форма № 6 «именной список личного состава», форма списка погибших в боях и пропавших без вести, форма личного листка по учету кадров (на комсостав убывающие в тыл с формами учета, инструктировались о порядке их заполнения и рассылки, причем давались каждому задания о распространении этих форма возможно большему количеству отрядов и быстрейшем представлении их в штаб;

б) все лица командного состава отрядов и бригад, прибывающие из тыла противника, отделом кадров использовались для уточнения списков личного состава и других учетных материалов отряда или бригады; 

в) от командиров спецгрупп и отрядов, вышедших из тыла противника, отдел кадров требовал, наряду с отчетом о проделанной работе, отчет о личном составе группы или отряда, а именно: сколько человек вышло из тыла, сколько направлено в другие отряды, сколько убитых, пропавших без вести и прочее;

г) на командный и рядовой состав отрядов, выходящих из тыла противника и направляемых как в тыл СССР, так и обратно на выполнение спецзаданий в тыл противника, оформлялись личные дела, а на находящихся в тылу — собирались материалы, характеризующие деятельность того или иного командира и заводится личное дело;

д) для получения данных о личном составе и деятельности отрядов в отдельных случаях использовалась радиосвязь.

img

Материально-техническое обеспечение народных мстителей осуществлялось по трем основным направлениям — использование местных ресурсов (это в основном продукты питания и одежда), использование захваченных у противника трофеев и централизованное снабжение партизан и подпольщиков из советского тыла.

Возможность централизованного материально-технического обеспечения партизанских отрядов появилась лишь в начале второй половины 1942 г. Сотрудник БШПД полковник А. Прохоров указывал, что «с этого времени материально-техническое обеспечение партизан, и в первую очередь вооружением, боеприпасами, минами, взрывчаткой, улучшилось, повысилась техническая оснащенность партизанских бригад и отрядов... Главная роль в материально-техническом обеспечении партизан принадлежала республиканским и фронтовым штабам».

Важнейшими условиями бесперебойного и регулярного снабжения партизанских соединений являлись: наличие устойчивой двусторонней радиосвязи и возможность использования авиации — главного источника доставки грузов в немецкий тыл.

Отдел связи БШПД до марта 1944 г. возглавлял инженер-подполковник И. Будылин. Уже к октябрю 1942 г. был создан радиоузел БШПД, состоящий из подвижных радиостанций РАТ, РАФ и РСБ. Они усиливались дополнительными маломощными стационарными передатчиками и приемниками. Укажем на то, что БШПД и радиоузел находились в разных местах. Штаб с ноября 1942 г. переместился в Москву, а радиоузел находился в Торопецком районе Калининской области при оперативной группе ЦК КП(б)Б в полосе 4-й ударной армии. Работа отдела связи в первые недели происходила в очень сложных условиях. В сводке связи БШПД, направленной в ЦШПД, указывалось, что на 1 ноября 1942 белорусский штаб имел связь по рации с ЦШПД, представительством ЦШПД при Военном Совете Калининского фронта, с 4-й Ударной армией, бригадами Шмырева, Марченко, Захарова, Райцева. Связь осуществлялась через рации РАФ и РСБ. Обмен характеризовался следующими данными: с 15.10 по 1.11.1942 принято — 1045 групп и 25 радиограмм, передано — 712 групп и 8 радиограмм. В этот период времени также наблюдался некомплект кадров радистов — 8 человек, старших механиков — 7. Однако, уже в течение следующих двух недель (с 1 по 15 ноября 1942 г.) отдел увеличил передачу радиограмм в 9 раз, групп — более, чем в 6 раз. За этот же период времени было принято уже 69 радиограмм и 4278 групп.

Большая работа проводилась руководством БШПД и по дальнейшей организации связи с партизанскими формированиями. В декабре 1942 г. начальник отдела связи воениженер 2-го ранга И. Будылин дал указания своим сотрудникам: «Установите время для связи с бригадами Данукалова, Сташкевича, Охотина и Баскакова по одному сеансу в день. В случае надобности договаривайтесь о дополнительном времени каждый раз особо. Сообщите, какие часы освобождаются, чтобы можно было здесь выделить это освобожденное время другим корреспондентам». В конце этого же месяца в приказе начальника БШПД № 72 указывалось: «В целях обеспечения действующих партизанских отрядов средствами связи с БШПД приказываю:

1. Начальнику отдела связи т. Будылину подготовить радистов с радиостанциями, обеспечив программами для связи, а начальнику шифротделения т. Кедрук выдать радистам шифрдокументы, согласно следующего расчета по областям: Минская и Могилевская — по 5 радистов, Гомельская — 3, Полесская, Барановичская и Белостокская — по 2, Брестская — 1».

Организация надежной двусторонней связи позволила успешно решить другую очень важную проблему — наладить регулярную посылку в тыл оккупантов самолетов, то есть поставить на службу партизанам такое могучее средство, как советская авиация. Петр Захарович Калинин после войны указывал: «Радиограммы!... В потоке сообщений часто встречались предельно лаконичные, но полные тревоги донесения: „Нуждаемся в перевязочных материалах!“, „Нет медикаментов, просим оказать помощь!“, „Необходимы боеприпасы!“, „Присылайте взрывчатку, из-за отсутствия тола вынуждены прекратить диверсии на железной дороге!“. Такие радиограммы заставляли нас снова и снова думать о том, как лучше организовать доставку военных грузов в партизанские зоны... Единственный выход из создавшегося положения мы видели в том, чтобы как можно быстрее установить авиационную связь с партизанскими зонами».

Важнейшим аспектом организации воздушной связи являлось наличие аэродромов и специально оборудованных посадочных площадок, которые позволяли осуществлять посадку самолетов и планеров, либо принимать выброшенные с воздуха грузы. Работа по организации первых аэродромов и площадок началась еще до создания БШПД.

О степени понимания важности и участия БШПД в вопросе подготовки самолетных и грузовых площадок в тылу БССР говорит следующий факт. Осенью 1942 г. БШПД разработал первый программный документ — «План развития партизанского движения и действий партизанских отрядов зимой 1942 — 1943 гг. по Белорусской ССР». Обязательным заданием для каждой области было создание разветвленной сети аэродромов и посадочных площадок. К концу 1942 г. на оккупированной территории республики уже действовало 8 партизанских аэродромов и 9 площадок для выброски груза.

Отправкой в тыл партизанских групп и боевых грузов должен был заниматься оперативный отдел и отдел материально-технического обеспечения БШПД, но до конца января 1943 эти вопросы курировались также оперативным отделом ЦШПД. Сам Центральный штаб партизанского обслуживали аэродромы — Внуковский, Монинский, Чкаловский, Реутовский, Астафьевский и другие. На нужды партизан Беларуси наиболее интенсивно работали Внуковский и Монинский. Своевременную загрузку самолетов, направляемых в тыл врага, инструктаж парашютистов обеспечивали созданные ЦШПД аэродромные команды и базы, которые насчитывали 26 человек.

В сентябре 1942 г. БШПД получил собственную авиацию: в его распоряжение была выделена группа в составе 4-х самолетов, которой командовал старший лейтенант И. К. Клименко. В октябре для БШПД ЦШПД выделил еще 2 самолета. Командиром этой авиагруппы был младший лейтенант В. И. Лебедев. В октябре 1942 г. в распоряжение начальника БШПД было выделено дополнительно еще два самолета, в ноябре — девять самолетов Р-5 и 18 У-2, в начале декабря — 12 Р-5 и 18 У-2. Всего с конца сентября по 1 декабря 1942 г. авиаторы сделали 60 самолето-вылетов и перевезли около 70 тонн различных грузов . Только за период с января по сентябрь 1944 г. авиация БШПД совершила 3846 самолетовылетов. Доставили в партизанские отряды 800 человек и 1.239.864 кг грузов, а также вывезли на большую землю 4602 человека.

Большую работу по снабжению партизанских формирований проводил отдел материально-технического обеспечения БШПД (руководитель — майор А. Фадеев, затем — заместитель председателя СНК БССР А. Шавров). Отметим, что снабжение партизанских отрядов осуществлялось не только советской авиацией. Большая работа проводилась отделом МТО по обеспечению партизанских формирований, временно вышедших из немецкого тыла на Большую землю. Нередко партизанские соединения это делали целенаправленно — для пополнения вооружением, взрывчаткой и медикаментами.

В период сентября-декабря 1942 г. основное место в снабжении партизан занимало вооружение и минно-взрывчатые вещества. Выдача осуществлялось на основании заявок из партизанских соединений, которые рассматривались и утверждались руководством БШПД и отделом МТО. Отметим тот факт, что очень часто заявки партизан при рассмотрении очень сильно урезались (иногда на 50–70%, а некоторые позиции и вовсе вычеркивались).

Географически поставки распределялись неравномерно. Они зависели от наличия аэродромов и уровня развития партизанского движения в той или иной области, его значение для данной территории, а так же удаленности от линии фронта. Большинство поставок вооружения осуществлялось в центральные и восточные районы БССР. Так, партизанам Витебской области было направлено в период сентября — декабря 1942 г. 62% винтовок, 72% пулеметов, 60% автоматов, 63% минометов, 60% ПТР, 53% тола и 66% мин. Более того, внутри области распределение поставок была неравномерным. В первую очередь обеспечивались наиболее крупные соединения, контролировавшие аэродромы и площадки. Так, в Витебской области наибольшее количество вооружения и боеприпасов получили бригады Шмырева, Дьячкова, Марченко, Сташкевича, Баскакова и совсем незначительное — бригады Заслонова, Старика, Стрелкова, «Железняк», отряды Соколова и Лушина.

За период 1942-1944 гг. отдел МТО БШПД осуществил выдачу более 822 тысяч суткодач продовольствия, 41 тыс. пар нательного белья, 36 тыс. гимнастерок и рубашек, 30 тыс. брюк, 20 тыс. пар различной обуви и др.

Исключительное значение партийные органы и БШПД придавали вопросам медицинской помощи партизанам. Начавшийся летом 1942 г. быстрый рост рядов народных мстителей потребовал коренного улучшения оказываемой им медицинской помощи. Сложившаяся ситуация требовала организации во всех действующих соединениях санитарных служб или частей, а в составе БШПД — отдела, который бы направлял и координировал всю медико-санитарную работу в партизанских формированиях.

Штатным расписанием в отделе материально-технического обеспечения штаба было предусмотрено отделение по медико-санитарному обслуживанию личного состава партизанских формирований с небольшим складом медицинского имущества. Приказом № 2 начальника БШПД П. Калинина от 3 октября 1942 г. на должность старшего помощника начальника отделения по медико-санитарному снабжению и медицинской помощи был назначен военврач 3-го ранга П. Кашаев. После пересмотра в конце ноября штата БШПД отделение по медико-санитарному снабжению было ликвидировано, но вводилась должность помощника начальника отдела МТО по медицинскому снабжению, а в состав формируемой базы снабжения включался склад медико-санитарного имущества.

Доставляемые самолетами раненые и больные партизаны на аэродромах встречались представителями санитарной службы штаба. Проводилась их регистрация и направление в госпитали: № 1862 (Монино, Московская обл.) и на оперативные койки 1-й клинической больницы им. Пирогова (г. Москва). Для обслуживания партизан при Центральном ШПД с 1942 г. был дом отдыха, перешедший затем в ведение БШПД. Туда направлялись партизаны сроком на 2–4 недели. Всего за годы войны на излечение в советский тыл было эвакуировано 6617 раненых и больных партизан.

Одной из основных задач санитарной службы штаба являлось обеспечение партизанских формирований медицинским имуществом. Во второй половине 1942 г. медикаменты часто пересылались согласно требованиям, поступавшим в БШПД. Также медицинское имущество выдавалось людям и группам, которые направлялись в немецкий тыл. За период августа — декабря 1942 г. партизанам было направлено: аптечки индивидуальные — 2245, вата гидроскопическая — 20.000, вата простая — 9.000, бинты различные — 2295 шт., пластырь мягкий — 4 кг., спирт нашатырный — 2.000, кодеин в таблетках — 120 уп., аспирин — 540 уп., мазь цинковая — 2000 и др. медикаменты (всего более 70 наименований).

Большая работа оказывалась БШПД в вопросе комплектования медицинскими работниками партизанских соединений. Если на 1 января 1942 г. в партизанских соединениях БССР было всего 6 врачей, то через год — на 1 января 1943 г. — 166, в том числе в Барановичской области — 17, Брестской — 11, Вилейской — 9, Витебской — 50, Гомельской — 3, Минской — 46, Могилевской — 15, Пинской — 5, Полесской — 10.

Санитарный отдел БШПД принимал активное участие по организации краткосрочных курсов, на которых готовился младший и средний медицинский персонал. В тыл партизанам было направлено 350 медицинских справочников, сборников и пособий, 160 экземпляром медицинских журналов и газет.

В результате совместных усилий авиации, БШПД и санитарных служб партизанских соединений процент возвращенных в строй пораженных в боях партизан был равен 79,3%. От общего числа получивших ранения было эвакуировано в советский тыл 15,3%. Среди больных процент возвращенных в строй равен 99,4%, смертность — 0,23%.

К концу освобождения Белоруссии от немецких захватчиков в рядах партизан насчитывалось 373.942 человека. Из них 194.708 соединились с частями Красной Армии. В итоговом отчете отдела кадров БШПД указывается, что из почти 374 тысяч партизан белорусы по национальности составляли 201.101 человек или 71,10%, русские — 54.322 (19,29%), украинцы — 10.968 (3,89%), евреи — 6.031 (2,14%), поляки — 2.410 (0,87%), прочие национальности и народности — 7.626 (2,71%). В партизанских отрядах и бригадах воевало 45.242 женщины.

В результате проделанной работы БШПД стал подлинным руководителем партизанского движения в республике.

Автор: Кулинок Святослав Валентинович, кандидат исторических наук.

213
бригад
1255
отрядов
374 000
партизан
Партизанские бригады
Минская область Могилевская область Витебская область Белостокская область Брестская область Гомельская область Барановичская область Вилейская область Пинская область Полесская область Смоленская область Калининская область Гродненская
01/00
01/00