Блокада в болотах

Спасала вера в людей

img

— Это у меня с детства: пение и любовь к ритму, музыке. Не просто грели душу те мелодии, но и спасали нас физически... Не выжили бы мы без настроения. Вот и моя правнучка Дашенька подает в этом плане надежды — есть у нее музыкальный слух, как у меня. Дай бог...

Женщина проводит нас в дом. Повсюду очень много аккуратных фотографий в рамочках и альбомах. Начинаем с цветных современных, но останавливаемся на раритетной — детской, сохранившейся еще с 1937 года. Валентина на черно-желто-белом снимке — самая глазастенькая.

Родилась она в 1930 году на Урале. В семье была младшей. Еще было у Валентины двое старших братьев и две сестрички. Потом родители переехали в деревню Михейки под Слуцком. Отец Филипп Гончаревич хотя и окончил всего два класса, был грамотным человеком — председательствовал в местном колхозе. А потом началась война...

Валентина Селиванова попала в партизанский отряд имени К.К. Рокоссовского 12-летней девчушкой. Успела окончить четыре класса в школе. Она настолько живо вспоминает свою тревожную юность, что кажется — это было вчера.

Подпольная борьба на Слутчине началась с первых военных дней. Селение Михейки значилось в фашистском плане уничтожения. С момента немецкой оккупации дом Гончаревичей превратился в штаб для подпольщиков, где постоянно собирались люди по ночам. Такая активность не могла остаться незамеченной. Предатели нашли и сдали эту базу гитлеровцам. Но свои вовремя подсказали, что скоро фашисты придут и расстреляют всех деревенских, помогающих партизанам.

— Мой папа принял решение уйти в лес всей семьей. Помню, что времени на сборы вовсе не было, вышли за околицу полуголые и босые, — вспоминает Валентина Филипповна.

Валечка стала партизанской связной: ходила со сверстником — мальчиком Николаем по серьезным поручениям и часто оставалась незамеченной. Подростки подрывали рельсы, мосты, приносили раненым медикаменты, передавали продукты. Каких только заданий не выполняли! Когда в 14-м военном городке обосновались немцы, парочка так близко подошла к их базе, что подсмотрела, в каком именно месте пасутся лошади. Партизаны дождались позднего вечера и тихо увели у врага всех животных.

Почему-то дети не боялись смерти. Все казалось какой-то не совсем привычной игрой. Валентина Филипповна говорит:

— Страха вовсе не было, нам казалось, что раз недалеко взрослые, то с нами ничего не случится. А наши люди были везде — даже в немецком штабе. Однажды Валюшу и Николая как слоняющихся без дела немцы решили обыскать... Но найти спрятанную мамой записку в подкладке пальто девочки им не удалось. Отпустили.

Блокада партизан

Февраль 1944-го. Ожесточенные немецкие карательные отряды обрушились на соединения партизан в гресских лесах. Только представьте: более 1,5 тысячи фашистов пошли в наступление сплошной цепью. Отряд имени К.К. Рокоссовского, чтобы прорваться через окружение, собрался вместе. Те тягостные дни из памяти не стерлись:

— Нас загнали в самые болота. Был мороз, а мокрые ноги сводило судорогами. Над головами кружили черные самолеты, бомбили долго. Спасло меня только то, что в болоте снаряды разрывались без осколков. Как сейчас помню: летят бомбы, а сразу после них — кружат листовки с призывом сдаваться. Но никто сдаваться, конечно, не собирался, хотя выжившим навсегда запомнились потом эти долгие минуты, часы, сутки в ледяном болоте.

Удивительное дело: маленький племянник Валентины Селивановой, сын старшей сестры, был еще грудничком, но отважно перенес болотную блокаду. Ребенок, когда немцы приблизились, вообще не плакал и не кричал, будто чувствовал, что сам находится на волоске от смерти, как и те люди, которые рядом с ним. Продержалась и Валентина. Когда партизаны прорвали окружение, радости не было предела. Но она была с горькими слезами...

— Помню, как земля кругом была устлана трупами — немцев и наших. Страшно было так, что не передать словами и никаким кино не показать ту жуть... — тяжело вздыхает Валентина Филипповна.

Жизнь — лучшее, что есть

img1947 год. Слуцк. Валентина Селиванова с подругой Ксенией

Глаза у собеседницы и у нас заметно краснеют. Чтобы переключить внимание, идем в палисадник. Во дворе дома Валентины Селивановой — просто потрясающий цветник плюс приличный огород. Везде порядок, уютные скамеечки под тенистыми деревьями... В недоумении восклицаем: «Вот это да!» Как так? Приходят к Филипповне регулярно помощники из соцотдела что-то подкрасить, освежить и без того благоустроенный участок... А так со всем огородом она справляется сама. Активная, сложа руки не сидит. По паспорту возраст хотя и подбирается к девятому десятку, но Валентина Селиванова не постарела. Душой так точно. Ну и что, если седина появилась рано как послевоенная неизбежность...

— Не хочу видеть пустую землю, вот картофель посадила, как всегда. Помню голод, сладковатый вкус и запах той полузамерзшей картошки. Крестьяне помогали нам чем могли: лекарствами, одеждой, едой, хотя самим людям есть было нечего, — Валентина Филипповна говорит и взволнованно теребит белые цветки картофеля.

Каждый День Победы в ее семье ритуал памяти: накрывать стол, а бокалы наполнять шампанским. Спрашиваю, каким он был для нее — тот далекий солнечный день 9 мая 1945 года? Вспоминает она праздник такими словами:

— Была в трудах. Задание нашему отряду поступило: валить лес и деревьями перекрыть дорогу немцам. Вдруг видим троих конных всадников, руками машут: «Отбой! Победа! Сюда наши танки едут». Радости было — не передать! Взрослые угощали нас конфетами, печеньем, целовали и обнимали. Вчерашний день вылетит из головы, но тот святой день никогда в жизни не забуду.

Романтика и реальность

Родители Валентины Селивановой вернулись в родные пустые Михейки, где не осталось домов. Жили первое время в землянках, сеяли огород на пепелище. Валентина Филипповна окончила курсы и пошла работать машинисткой. С мужем — военным летчиком Владимиром — познакомилась в 18 лет. Пара прожила вместе почти пять десятилетий, Валентина Филипповна родила сына Владимира и дочь Наталью.

img

Сегодня Валентину Селиванову как участницу партизанского движения каждый год приглашают на различные торжественные мероприятия, просят выступить перед самыми разными аудиториями: детьми, студентами, семьями, служащими...

Она всегда скромно и без пафоса говорит о себе, избегая внимания со стороны окружающих. Когда в этом году приехал водитель из исполкома забрать Валентину Филипповну на праздник, она как единственный пассажир в машине от поездки сперва отказалась и растерялась: «Как это, только меня одну повезут?»

— Все меньше осталось с нами тех, кто помнит войну, кого возят на этот большой праздник, — констатирует она.

— Ушли в лучший мир?

И слышу в ответ:

— Как для меня, так лучший мир — здесь и сейчас.

Автор: Татьяна Шимук

Другие статьи
07.07.2021
Они сражались за Родину
История партизанской семьи Зеневич непрерывной нитью вплелась в историю, трагедии и победы нашей страны. Страны, сломавшей хребет ...
05.07.2021
Побег из Тростенца
Изучили воспоминания руководителя разведчиков спецгруппы «Артур» партизанской бригады имени Калинина Минской области Георгия Бегуна
02.07.2021
Крест на личном деле Парсаданова
Судьба приговоренного к смерти бобруйского подпольщика, который вырвался из лап гестапо и провел не одну диверсию, может стать ...
01/00