Герои на все времена

Ветеран войны Валентин Якушевский — о спрятанном в погребе карабине, самом памятном бое по изгнанию фашистов с белорусской земли и пекле Курляндского котла

imgПосле войны во время учебы в вузе

Бой за станцию

...Вдалеке явно и все громче, все отчетливее слышится канонада. Валик, как его зовут друзья по партизанскому отряду, шепчет товарищу:

— Слышишь, наши уже совсем близко. Оршу отвоевали, сюда идут. Главное сейчас — фрицев не упустить! —Валентин еще крепче сжал обрез и замер в ожидании команды.

Железнодорожная станция Темный Лес, что на Могилевщине, вполне соответствует своему названию. Именно поэтому ее окрестностей жутко боялись оккупанты. Им до последнего казалось, что в этом самом лесу каждый кустик — под прицелом партизан. Вот и сейчас получается: в чащу им сунуться нельзя, а по железной дороге наступает Красная Армия.

Засуетились, забегали фашисты, как пауки в банке. А воодушевленные поддержкой регулярных частей партизаны завершают последние приготовления к бою. Их задача — помочь освободителям выбить врага из населенного пункта, зажать в тиски с двух сторон. И вот, наконец, долгожданный приказ:

— Занять позиции! Открыть огонь!

Ох, что тут началось! Немцы попали под перекрестный огонь, бросились бежать по рельсам. Валентин в азарте аж с колен приподнялся — только успевает нажимать на курок. И хотя в общем потоке пулеметных очередей и винтовочных залпов его обрез никак не расслышать, а пули не проследить, он четко знает: это исторический момент. Не только для него, 17-летнего пацана, но и для всей страны. «Ура! За Родину!!!» — орет бешено, как и все вокруг... Бой оказался скоротечным, итоги — предсказуемыми. И вот уже партизаны обнимаются с красноармейцами: еще один поселок сбросил с себя ярмо фашистской неволи.

Валик в празднично-боевой обстановке сориентировался быстро, времени зря терять не стал. Похоже, пора менять командира — партизаны-то теперь уже не нужны! Тут же, пользуясь случаем, завязал дружеские знакомства с солдатами и стал активно себя рекламировать: оружие, мол, есть, стреляю классно, даже карабин на пять освоил, очень хочу пулеметчиком быть.

Со своим карабином

Валентин Якушевский, несмотря на юный возраст, и вправду был уже опытным бойцом. И в бой рвался еще с 15-летнего возраста. Отца тогда, в начале войны, сразу забрали на фронт. Старший брат погиб под Ленинградом, муж сестры тоже... Валик один с матерью в селе остался. К счастью, перед войной урожай выдался невиданный. Они тогда зерно в ямы закопали, подальше от вражеских глаз. А во время оккупации тихонько доставали, на жерновах мололи и хлеб пекли. Себе хватало и партизанам в лес переправляли. Вскоре домой вернулся чудом уцелевший второй брат — бывшего директора школы, а ныне раненого офицера-политрука, назвав своим мужем, за кольцо выкупила из плена добрая украинка. Константина спасло то, что он был одет в солдатскую гимнастерку. А вблизи родного села тогда как раз встречали диверсионную группу красноармейцев, прибывших сюда для подготовки будущей операции «Багратион». Местные пацаны тоже решили быть во всеоружии. Вспомнили, что на реке как-то шел ожесточенный бой. Обшарили все речное дно и выудили 7 винтовок и карабинов. Тайком весь арсенал перетащили домой, вычистили, смазали и надежно спрятали. И даже первую акцию для себя наметили: пристрелить предателя, старосту Панаса, который выдал фрицам 13 красноармейцев. Их, в том числе и брата Валентина, фашисты расстреляли.

imgВалентин Иванович мечтал стать пулеметчиком и освоил многие виды оружия

Сердце юноши разрывала жажда мести, а в отряд его не брали. Хотя партизаны регулярно наведывались в гости. Как-то раз подростки решились на переговоры: сделали деловое предложение — мы, мол, вам отдаем свой арсенал, а вы нас зачисляете в отряд. Партизаны понарошку согласились... и в итоге конфисковали все оружие. Юношам же посоветовали сидеть тихо. Вот только не знали они, что карабин-то пацаны все равно припрятали. Зато о готовящейся в деревне акции мести, судя по всему, узнал тот самый Панас и донес немцам:

— Из ночного с конем рано утром возвращаюсь, а возле дома — немецкий «воронок». Понял, что дело нечисто, по ржаному полю двинулся ползком к лесу. А над головой вдруг — автоматные очереди. Колосья как серпом срезают. Пересидел в лесу до ночи, вернулся домой. Мать рюкзак с едой приготовила: «Ищут тебя, сынок, расстрелять грозились!», я карабин за плечи — и опять в лес. Так и попал в партизаны.

Началась военная жизнь Валентина Якушевского. Ходил в разведку, предупреждал евреев о готовящихся карательных экспедициях, вместе с боевыми товарищами обстреливал немецкие обозы с награбленным добром и даже сбивал самолет-разведчик. Вот только пилот, которого партизаны взяли в плен, до катапультирования, судя по всему, успел-таки сообщить минометчикам координаты расположения партизанского отряда. Пришлось тогда в срочном порядке менять место дислокации — старую базу в ходе обстрела фрицы перевернули вверх дном.

Самоволка как пропуск на фронт

Так что ко времени самого памятного для себя боя по освобождению Темного Леса от фашистской нечисти на счету Валентина уже были десятки спецопераций, что и позволило ему на равных вести беседу с фронтовиками. Рядового Якушевского определили в запасной полк, где он изучал радиодело. Вот только быть «запасным» новобранцу совсем не хотелось. Тем более что уже стало понятно: война вот-вот закончится. И тогда рядовой решился на крайние меры: специально совершил самоволку. И сделал так, чтобы об этом стало известно всем. Дерзкий план стоил того, он своего добился: в качестве наказания Валентина отправили на фронт. Прямо в самое пекло: в окружение так называемой Курляндской группировки, где радиотелеграфист 698-го легкого артиллерийского полка 78-й легкой артиллерийской бригады 27-й артиллерийской дивизии РГК красноармеец Якушевский обеспечивал связь командира полка с подразделениями. Именно сюда долгожданная победа пришла позже всего. И даже тогда, когда в предместьях Берлина уже был подписан окончательный акт о безоговорочной капитуляции Германии и война в Европе была официально окончена, здесь все еще звучали выстрелы. Одним из них и был ранен рядовой Якушевский, попал в военно-полевой госпиталь. Тут и встретил победу:

— Помню только, что внезапно вокруг открылась такая яростная стрельба, что мы все подумали: неужели фрицы прорвались и выходят из Курляндского котла?! А тут медсестра залетает, бросается ко мне обниматься, плачет и кричит: хлопцы, победа!

Сейчас подполковник в запасе Валентин Якушевский живет в поселке Бегомль Докшицкого района. Частенько в дом ветерана, отличника народного образования БССР и СССР (многие годы работал заведующим районо, директором школы-интерната), заглядывает председатель местного сельсовета Николай Трахинин. Фронтовик, награжденный медалью «За отвагу», встречается со школьниками и студентами. А по выходным принимает гостей — у него трое детей, трое внуков и уже два правнука.

Другие статьи
23.08.2019
Первый месяц Великой Отечественной войны в Паричском районе
«Русские держались стойко, дрались фанатично...» — так писал в штаб дивизии командир 445—го немецкого пехотного полка Кюнце...
23.08.2019
Падение рейхстага начиналось у Рябого Моста
Днепровско-Бугский канал, проходящий по Брестскому, Жабинковскому, Кобринскому, Дрогичинскому, Ивановскому и Пинскому районам, стал линией ...
22.08.2019
Письма из прошлого
На столе — маленькая коробочка. В ней — военные письма. Это, пожалуй, все, что осталось в семье на память о Сергее ...
01/00