И Брук, и друг

«Возглавляемые им партизанские отряды и диверсионно-разведывательные группы в годы Великой Отечественной войны взорвали более 800 вражеских эшелонов, совершили несколько тысяч успешных диверсий, уничтожили тысячи солдат и офицеров врага», — гласит служебная характеристика. В Центр регулярно шли радиограммы с развединформацией о противнике, подписанные коротко — «Брук».

img

Антон Петрович Бринский родился 10 июля 1906 года в Хмельницкой области, одним из первых в селе вступил в комсомол. Вместе с чекистами боролся с бандитами, возглавлял местный комитет бедноты. И всю жизнь гордился тем, что его становление как офицера состоялось, когда он служил в Белоглинском кавалерийском полку, части которого размещались в Лещинце и Осовцах недалеко от Гомеля.

Войну он встретил на границе. Выходя из окружения с группой из восемнадцати бойцов, вел непрерывные бои. Настроение у солдат было мрачное: на каждого осталось считаное количество патронов. Стояла невыносимая жара. На дороге показалась колонна немцев. Комиссар Бринский, окинув бойцов взглядом, решительно скомандовал: «К бою! Автоматчики, за мной!»

Бой длился недолго. Фашисты потеряли около сорока человек и отошли. В руках солдат — богатые трофеи: оружие, боеприпасы и машины с продовольствием. Смелость и мужество вселили в красноармейцев твердую уверенность: значит, здесь, в тылу, можно бить врага и выполнять свой воинский долг. С этого боя и началась история очередного партизанского отряда на белорусской земле.

Под Лепелем Бринский встретился с руководителем 1-го Белорусского отряда особого назначения Батей — Григорием Матвеевичем Линьковым, о котором «НГ» уже рассказывала. Стал его заместителем, многому у него научился. Когда в конце июля самолет, присланный Центром, сбросил в районе Булевого болота очередную порцию «гостинцев», Батя вызвал к себе Бринского:

— Хочу направить вас к Выгоновскому озеру. Тола у нас теперь много. Вот и поработайте в тех местах.

В первых числах августа Бринский с бойцами прибыл на Выгоновское озеро. Разбив лагерь в урочище Заболотье, партизаны сразу же приступили к работе. Уже на следующий день неподалеку от станции Вуда под откос был пущен эшелон с танками, а вскоре загрохотали взрывы на железных дорогах Лида — Барановичи, Брест — Барановичи, Белосток — Барановичи, Брест — Лунинец...

img

Антон Петрович говорил позднее, что ему было нелегко расставаться с Полесьем, замечательными трудолюбивыми и смелыми людьми, которые тут живут: «Но приказ есть приказ: надо было перебазироваться на Украину». За плечами Бринского — полтора года суровой борьбы, сотни больших и малых операций. В белорусских лесах навеки остались его близкие друзья: Черкашин, Куликов, с которыми он создавал первый партизанский отряд. В памяти навсегда сохранились и образы Демина, бросившегося под вражеский поезд с миной, врачей-супругов Крушельницких, мужественно погибших в боях с врагом.

Почему командование приняло решение о переброске хорошо зарекомендовавшего себя разведчика на Украину? В своих воспоминаниях Иван Банов приводит такой пример: ряд командиров отрядов, вернувшись из дальних вылазок, сообщил, что в районе украинских Сарн, Ковеля есть отряды, не имеющие связи с Центром. Они состоят из бывших военнослужащих и гражданских лиц, действуют разрозненно и контактируют лишь с местным населением. Перед Бринским и была поставлена задача установить тесную связь с их командирами, передать им тол и оружие.

Помня совет Бати, что главное — организация, Бринский на украинской земле решил перво-наперво скоординировать действия всех отрядов. Начал с того, что организовал выпуск листовок на украинском и польском языках. Не сковывая инициативу народных мстителей, он сделал так, что все отряды согласовывали с ним свои действия. Никем не назначенный, Бринский вскоре стал признанным руководителем партизанских отрядов в этих краях. Встречался с секретарями Ровенского, Черниговского обкомов партии. Решал с ними оперативные вопросы ведения борьбы с оккупантами.

В его отрядах воевали люди разных национальностей. Здесь были русские, белорусы, украинцы, грузины, осетины, казахи, евреи, азербайджанцы, поляки, чехи, словаки. В начале января 1944 года гитлеровский генерал-губернатор Волыни приехал в Ковель, чтобы лично провести операцию по уничтожению партизанских отрядов и соединений. Управиться фашисты рассчитывали за десять дней. Они не знали, что их план известен народным мстителям. Ночью партизаны покинули свои лагеря и нанесли мощный удар по гитлеровцам с тыла. Уцелевшие захватчики едва унесли ноги. Так действовали смельчаки дяди Пети — Героя Советского Союза Антона Бринского, наводя страх и панику в стане противника.

imgНи днем ни ночью партизаны не давали оккупантам покоя

Два года напряженной борьбы с врагом сказались на здоровье Бринского. Исходя из того что оно постоянно ухудшалось, командир в/ч 44388 майор Банов приказал комбригу готовиться к полету в Москву, где ему предстояло не только основательно подлечиться, но и отчитаться перед Центром. Захватив письма партизан к родным и близким, записав всевозможные просьбы, которые могла выполнить Москва, в первых числах июля 1944-го Бринский улетел на «большую землю». В Москве он пробыл два месяца. Выполнил все просьбы боевых товарищей. Доложил командованию о проделанной боевой работе в тылу врага. Передал денежные средства для строительства партизанской эскадрильи, которые собрали его отряды. И здесь же, в Москве, узнал о судьбе своей семьи. Она была жива-здорова и находилась в сибирском городке Тулун.

Темной сентябрьской ночью самолет доставил Бринского в тыл в район бригады, которой командовал Степан Каплун. Среди новостей, которые привез комбриг из Москвы, были и такие: Центр приказал создать здесь, на Украине, такое же подразделение, как у командира Черного в Беларуси. Кроме того, бригада должна реорганизоваться в соединение. Командир — Бринский, его заместитель — Каплун.

Кстати, с сентября 1943 по март 1944 года разведчики под руководством Бринского успешно вскрывали дислокацию, состав и вооружение частей и соединений немецкой армии. А также устанавливали места расположения военных аэродромов и баз снабжения противника. Эти сведения получали высокую оценку командования ГРУ. Они имели важное значение для планирования и проведения операций по разгрому группировок немецких войск в Беларуси и на Украине.

Автор: Михаил Хильман, член Совета Белорусского общественного объединения «Ветераны военной разведки»

Другие статьи
16.01.2021
Сильный Колос
От полесских болот до осажденной Варшавы — тернистый путь белорусского разведчика Ивана Колоса
15.01.2021
Письмо-воспоминание партизана 208 отдельного полка И.В.Сталина Мещерякова Владимира Васильевича
13.01.2021
Куцак Андрей Аверьянович
01/00