¡No pasarán! по-белорусски

Когда кажется, что открылись уже многие тайны истории, а работа в архивах стала рутиной, неожиданно встречаются подлинные сюрпризы. Вот так, просматривая документы для проекта «СБ. Беларусь сегодня» «Партизаны Беларуси», мы натолкнулись на списки с удивительными фамилиями — испанскими. Как? Откуда? Ведь обычно участие испанцев в боях на советско-германском фронте ассоциируется с печально известной «Голубой дивизией», воевавшей на стороне гитлеровцев. Известно также, что Героем Советского Союза стал сын Долорес Ибаррури, лидера испанских коммунистов, Рубен, погибший под Сталинградом. Пять лет назад «СБ» рассказывала об испанских летчиках, участвовавших в освобождении Беларуси. А тут целое боевое подразделение из испанцев в рядах белорусских партизан...

img

imgПредставление Франсиско Гаспара Торруса к званию Героя Советского Союза.  Наградной лист подписал капитан Казанцев

imgКирилл Орловский

На Пиренейском полуострове никогда не было спокойно. Местные жители с горячей южной кровью на протяжении столетий ввязывались то в войны, то в революции. Относительное умиротворение приносили лишь кратковременные диктатуры. Их свержение приводило к новому витку противостояния. Падение монархии в 1931 году лишь распалило страсти. Гражданская война в Испании вспыхнула в июле 1936 года. Группа военных во главе с генералом Франсиско Франко восстала против левого правительства Народного фронта. Мятежники не ожидали, что сопротивление окажется ожесточенным. Бои затягивались. Лига Наций провозгласила политику невмешательства в испанские дела. Как это обычно и бывает, тут-то и началось активное влияние великих держав на ход событий в этой стране. Франкисты объявили себя непримиримыми антикоммунистами и сторонниками корпоративного (тоталитарного) государства. Нацистская Германия на пару с фашистской Италией стали активно помогать им оружием и войсками. В ответ Советский Союз направлял вооружение и инструкторов для республиканской армии. Так на полях сражений схлестнулись будущие противники в большой войне. Отличились там и белорусы. Тылы франкистов громили Кирилл Орловский и Василий Корж, ставшие позже легендарными героями нашей всенародной борьбы.

В годы Граждансой войны республиканцы развернули широкое партизанское движение. Сначала возникли мелкие отряды, а затем они были объединены в 14-й корпус, крупное соединение в составе 6 дивизий, по три тысячи человек каждая. Командовал корпусом подполковник Доминго Унгриа. Партизаны имели две специализированные школы: в Барселоне и Валенсии. Среди инструкторов был Станислав Ваупшасов, еще один наш партизанский герой.

imgВасилий Корж

Схватка в Испании оказалась на редкость кровавой. Нравы сторон отражены в словах русского философа Георгия Федотова: «Холодная и организованная жестокость генералов хуже ярости безумной черни. А когда я узнаю, что эти палачи, убивающие врагов даже в церквах, выдают себя за защитников христианства, мой выбор окончательно сделан: я предпочитаю им одержимых, которые жгут монахинь и ругаются над трупами. Они, по крайней мере, не знают, что творят. Я с Пассионарией». Пассионария (Страстная) — это та самая Долорес Ибаррури, выкрикнувшая в июле 1936 года знаменитый лозунг-призыв: No pasaran! (Они не пройдут!). Но в тот раз прошли... К марту 1939 года франкисты одержали полную победу. Франко, ставший каудильо (вождем) и генералиссимусом, был беспощаден к побежденным. Их ждали казни, тюрьмы и пытки. По всей Европе растекся многотысячный поток испанских беженцев. С началом Второй мировой войны они активно включились в антифашистское сопротивление: во Франции, Италии, Югославии и Советском Союзе.

Полемика в верхах

Появление испанцев на белорусской земле не было просто данью пролетарскому интернационализму. За этим стояла любопытная коллизия в высшем партизанском командовании. Дело в том, что в начале 1942 года сложилось два подхода к тому, как следует организовывать диверсии в тылу врага. Первый секретарь ЦК Компартии Беларуси, ставший затем начальником Центрального штаба партизанского движения, Пантелеймон Пономаренко считал, что из строя надо выводить километры рельсов. Поначалу он выступал и за то, чтобы партизаны сами снабжали себя за счет трофеев, отбитых у гитлеровцев. В этом его поддерживал Сталин. Другой точки зрения придерживался полковник Илья Старинов, легендарный советский диверсант. В то время он занимал вроде бы небольшую должность заместителя начальника штаба инженерных войск Красной Армии, а затем стал командиром 5-й отдельной инженерной бригады. Но не должности определяли его авторитет. За плечами Старинова были дерзкие и успешные действия в Испании. Успел он себя проявить и в Великой Отечественной. Чего только стоит уничтожение штаба 68-й пехотной дивизии вермахта! Так вот, полковник Старинов считал, что уничтожать следует подвижной состав противника вместе с личным составом, техникой и боеприпасами. Он ратовал также за централизованное снабжение партизан и их организацию по военному типу.

imgИлья Стариков

До поры до времени окончательного решения наверху не принимали. Но Старинову дали возможность проявить себя. Он получил карт-бланш. Для этого ему и понадобились опытные испанские партизаны-боевики (по определению Кирилла Орловского). Полковник стал их собирать еще в Харькове. Там же присоединился к нему тот самый Доминго Унгриа, а с ним и еще два десятка испанцев. Как оказалось, многие из них работали на местном тракторном заводе. А вскоре под Москвой, в Быково, была создана Оперативная специальная школа во главе со Стариновым. 

Базовым партизанским подразделением для деятельности испанцев в Беларуси стал филиал Учебно-оперативного центра при Северо-Западной группе ЦК КП(б)Б. За этим бюрократическим названием скрывалось полноценное тренировочное подразделение. Филиал создали при 4-й ударной армии Калининского фронта. Этот фронт вообще для нашей республики был «профильным» — именно здесь в сентябре 1942 года сформировали и Белорусский штаб партизанского движения. Начальником Учебно-оперативного центра поставили капитана-разведчика Степана Казанцева. Всего через несколько месяцев именно ему поручат провести операцию по уничтожению Вильгельма Кубе. В конце мая 1942 года в распоряжение Казанцева по приказу Старинова прибыла группа из 18 испанцев.

Герой Гаспар

imgСтепан Казанцев

В отчетах о боевой деятельности белорусских испанцев практически нет упоминаний о километрах подорванных рельсов. Только пущенные под откос эшелоны, грузовые и легковые машины. Работала стариновская тактика. Но первым среди равных был, безусловно, Франсиско Гаспар Торрус. Этот бесстрашный уроженец Барселоны во время Гражданской войны служил летчиком-истребителем, в воздушных боях получил пять ранений. Но нашел он себя и на партизанской стезе. Уже в ноябре 1941 года добровольцем пошел в Красную Армию.

Оказавшись в группе Старинова, Гаспар совершал немыслимые по дерзости вещи: к июню 1942 года он уже десять раз забрасывался в тыл немцев, успешно выполнял задание и возвращался.

Сначала Гаспар воевал на южном направлении, а затем на Калининском фронте. Там он отличился несколькими смелыми операциями, в результате которых из строя выбыл практически целый батальон немцев. Затем в июне его забросили в Беларусь.

imgБойцы 14-й интербригады, 1937 год

Диверсионный отряд Гаспара действовал на важнейших немецких коммуникациях — в районе железной дороги Витебск — Полоцк. Под командованием испанца было пущено под откос 6 эшелонов вместе с паровозами, уничтожено 48 вагонов. При этом один эшелон из 30 вагонов сгорел полностью. Он обучил диверсионному делу в бригаде Марченко 50 человек. Учебный центр действовал по всем методическим правилам диверсионной науки. Сначала теория в лесных землянках, а затем боевая практика. Ученики Гаспара пустили под откос 2 эшелона и 9 вагонов, в том числе с живой силой. Однако он не только обучал и командовал, но и принимал непосредственное участие в операциях. В ходе «учебной практики» наставник лично пустил под откос 2 эшелона, вывел из строя километр железнодорожного полотна и столько же телеграфной связи.

За свои заслуги Гаспар был представлен к званию Героя Советского Союза. К сожалению, не удалось установить, по каким причинам он его не получил. Можно только предполагать.

В 1942 году партизанам и подпольщикам в принципе геройские звезды особо не раздавали, это были исключительные случаи, как правило, посмертные. А тут еще и иностранец!

В любом случае, в его личном деле сведения о награждении самым почетным званием поставлены в скобки, а сверху надписано, что он получил орден Красного Знамени.

В результате диверсий, осуществленных под командованием Франсиско Гаспара, движение на важнейших для гитлеровцев коммуникациях было парализовано. Как раз в сентябре 1942 года в Витебске и Полоцке образовались огромные заторы поездов (до 30 эшелонов). Практически прекратилась поставка порожняка, оставшиеся железнодорожные узлы были перегружены.

Герилья в лесах Витебщины

Еще одна легендарная фигура — майор Мигель Баскуньяно Санчес. Вот уж кто прошел огонь и воду! В буквальном смысле слова. Он был одним из учеников Старинова еще в Испании. В боях получил тяжелое ранение. С началом Великой Оте-чественной командовал отрядом разведчиков-диверсантов. В январе 1942 года его группу выбросили на парашютах по ошибке не в условленном месте в районе Азовского моря, а прямо возле вражеского аэродрома.

Бойцы Баскуньяно оказались в окружении, без боеприпасов. Зимой, под пронизывающим ветром, он сумел вывести свой отряд из окружения.

Ему все было по плечу. Оказавшись в белорусских лесах, тут же взял дело в свои руки. А диверсионную работу он знал в совершенстве. Обучил минно-взрывному делу более двухсот партизан. Сам ходил в боевые рейды, руководил уничтожением трех вражеских эшелонов. По воспоминаниям, это был уверенный человек с обветренным лицом и хриплым голосом. За словом в карман он не лез. Настоящий хемингуэевский тип.

Испанские интернационалисты несли и потери на советской земле. Хуан Гомес погиб на первом же своем боевом задании.

17 июня 1942 года старший лейтенант Ильюшенков выслал боевые посты для установки мин на самой границе Витебщины и Псковщины, в районе шоссейной дороги Усвяты — Невель. Гомес отправился на задание вместе с двумя бойцами. Один из них замешкался при установке, к нему подбежал товарищ, но и тот ничем не смог помочь. Тогда к ним подошел испанский инструктор. Очевидно, в мине замедленного действия произошло неправильное соединение электродетонатора с проводником. Предотвратить взрыв можно было бы только проверкой мины с помощью контрольной электрической лампочки. Но ее как раз в группе и не было. Произошел взрыв. Хуан Гомес был похоронен на месте гибели, а его вещи и документы передали в испанскую секцию Коминтерна.

Такие трагические случаи при закладке мин не были редкостью. Испанские инструкторы ломали голову, как усовершенствовать имевшееся снаряжение. Кое-что придумал майор Баскуньяно. Но подлинным партизанским кулибиным стал Педро Эусевио Люва Барио. Это был опытный боец, всей душой ненавидевший фашизм. Оно и неудивительно: в Гражданскую войну серьезно пострадала его семья, в репрессиях погибли многие друзья. В июне 1942 года он обучил минно-взрывному делу более 500 человек, а затем и сам был заброшен в тыл врага на Витебщину. Четыре раза лично минировал шоссейную дорогу Витебск — Смоленск, в результате были уничтожены четыре грузовые и одна легковая машины противника. Тогда-то он и обратил внимание на проблемы с минами. Их применение вызывало серьезные нарекания у бойцов. О технике безопасности говорить не приходилось. Неосторожное обращение с минами, неправильная установка да и несовершенство самого устройства стоили жизни и здоровья многим партизанам. Испанский подрывник разобрался с этим делом и внес серьезные коррективы в химическую мину. В результате его авторитет у партизан Витебщины стал непререкаем. За свои подвиги он был награжден орденом Красной Звезды.

Но испанский нрав, горячий и крутой, порой давал о себе знать. Далеко не все из интернационалистов приживались в отрядах. Герилья (по-испански — малая война) в Эстремадуре или Андалусии — это одно. А вот перенести условия белорусских лесов и болот уроженцу Средиземноморья тяжеловато. Порой возникали и конфликтные ситуации. Не ужился с командованием Амадео Трильо Диас. Как и остальные его товарищи по борьбе, он был заброшен на белорусскую территорию 21 июня. Сразу же отличился в боевых операциях, лично устанавливал колесный замыкатель на рельсы, на его счету был не один пущенный под откос вагон. Жизнь партизан в лесу была непростой, приходилось переносить лишения, часто были перебои с продуктами. Нервы выдерживали не у всех. Так и Трильо, бывало, взрывался, вступал в конфликт. Его даже попытались обвинить в провале крупной диверсии.

2 сентября 1942 года отряды Особой белорусской бригады вышли на массовую операцию. Ее целью было полностью парализовать движение по участку дороги Витебск — Полоцк. Подразделение Трильо отвечало за подрыв воинского эшелона. Однако он, как следует из партизанских документов, поставил колесный замыкатель на внешней стороне пути. В результате вражескому поезду не удалось причинить ущерба, и тот проследовал дальше. Любопытно, что при этом в его характеристике записано «смелый, храбрый командир».

Были конфликты с товарищами и у другого испанца, сражавшегося в бригаде Миная Шмырева, — Мануэля Руиса. Одной из причин стала еда. Испанцы не были привычны к местным условиям жизни, обычаям питания, порой впадали в депрессию, становились замкнутыми.

Судьба испанских партизан сложилась по-разному. К концу 1942 года практически все они были отозваны в Москву. В целом «испанский эксперимент» на Витебщине был признан командованием успешным. В августе 1942 года Илью Старинова назначили начальником Высшей оперативной школы особого назначения Центрального штаба партизанского движения. Фактически ему предстояло развить опыт, полученный в Учебно-оперативном центре, где инструкторами служили испанцы.

Погиб каждый третий из республиканцев, сражавшихся на стороне Советского Союза. Некоторые в самом конце войны направились во Францию для участия в партизанском движении против франкистского режима. Оно приняло серьезный размах. Генерал-коммунист Энрике Листер создал Объединение вооруженных сил Испанской республики, на юге Франции возникли Верховная хунта и Партизанское объединение. За все время борьбы через ряды испанских партизан прошли более 50 тысяч человек.

Однако логика начавшейся холодной войны вносила свои коррективы, и в октябре 1948 года партизанское движение в Испании было свернуто... Но это, как говорится, совсем другая история.

Другие статьи
28.11.2019
Пятнадцать детей Ани‑партизанки
Глядя на портрет этой миловидной двадцатилетней девушки, трудно представить, что она бесстрашно шла в самое логово врага, пускала под ...
12.11.2019
Командир подрывной группы
Продолжаем рассказывать об уникальном интернет‑проекте «Партизаны Беларуси»
23.08.2019
Первый месяц Великой Отечественной войны в Паричском районе
«Русские держались стойко, дрались фанатично...» — так писал в штаб дивизии командир 445—го немецкого пехотного полка Кюнце...
01/00