Спецпроект Издательского дома «‎Беларусь сегодня»
и Национального архива Беларуси
СБ. Беларусь сегодня

Как 80 лет назад освобождали Речицу. Воспоминания очевидца

«Счастье, когда твою землю больше не топчет грязный сапог врага»


Своего отца Григорий Шпаков, бессменный председатель СПК «50 лет Октября», в последний раз видел в десять лет — в ноябре 1943-го. Куприян Шпаков партизанил: сначала примкнул к ковпаковцам, потом к местному соединению и иногда встречался с семьей в лесу. В ту осень в лесных куренях жили дети, женщины и старики из сожженных деревень оккупированного гитлеровцами Речицкого района. Питались грибами и картошкой, за которой по ночам пробирались в свои огороды. Сегодня Речица празднует юбилейную годовщину — с момента освобождения города прошло ровно 80 лет, но воспоминания о войне до сих пор вызывают у Григория Куприяновича слезы. «Это рана, которая все время кровоточит», — говорит он. 

Речица и Речицкий район освобождены в ходе Гомельско-Речицкой наступательной операции, которая была проведена в период с 10 по 30 ноября 1943 года.

Отец ушел с Ковпаком

От конторы сельхозпредприятия, которым более полувека руководит Шпаков, до дома с зелеными ставнями в агрогородке Леваши Речицкого района метров 100. Хозяин открывает калитку, гостеприимно приглашая во двор:

— У меня спрашивают, почему коттедж себе не отстроил. А зачем мне хоромы — мне в моем родном доме хорошо. Строил его 54 года назад, когда пришел работать в СПК. Места здесь хватает и гостям, и детям, внукам и правнукам, которые меня, к счастью, не забывают.

На всю прихожую разносится аромат осенних яблок — на полу стоят плетеные корзинки с отборными красными плодами. Умиротворение исходит и от уютной обстановки дома, и от самого Григория Куприяновича. Он говорит, что в юности у него была отменная память: за пару минут мог записать, допустим, все тригонометрические формулы. Но во время интервью мы понимаем, что такой же цепкой она осталась и в 90 — этот юбилей он отметил первого января. 

Григорий Куприянович родился в поселке Щитов Речицкого района, информацию о котором в свободном доступе не найти: фашисты дотла сожгли его малую родину. До войны успел окончить только первый класс. Вспоминает:

— У нас была большая деревня. Когда началась война, Щитов сразу осиротел — всех парней и молодых мужчин мобилизовали, моего отца тоже. Помню, когда они уходили, пели: «Оседлаем лошадей, станем на границе...»

Потом нескольких мужчин, в том числе Куприяна Шпакова, с фронта развернули домой, потому что управлять сельсоветами было некому. В это время в Новом Барсуке обосновался полицейский участок — стать предателем призывали и его. 

— Отца уговаривали пойти в полицаи, даже угрожали, поэтому осенью 1942 года он вместе с братом примкнул к партизанам: в то время в Речицком районе действовало соединение Ковпака. Сидора Артемьевича я видел своими глазами — он пришел в наш дом и сказал матери, что забирает мужчин с собой. 

11 ноября 1942 года партизанское соединение Сидора Ковпака изгнало врага из села Новый Барсук Речицкого района. Через пять дней совместными усилиями ковпаковцев и бойцов Речицкого партизанского отряда имени Ворошилова была совершена крупная диверсия на железнодорожной станции Демехи. Партизаны вывели из строя связь, ощутимо повредили станционное оборудование, разрушили большой участок железнодорожного полотна и здание спиртзавода. 

Григорий Шпаков.
ФОТО ИВАНА ЯРИВАНОВИЧА

Деревни горели, как свечки

Из родной деревни Шпаковым не раз приходилось прятаться от фашистов в лесу. Становилось тихо — возвращались, а в начале 1943 года немцы сожгли поселок. Григорий Куприянович рассказывает, как это было (время от времени разговор ставим на паузу — говорить от нахлынувших эмоций тяжело): 

— Мы видели, как горели наши дома — деревянные срубы с соломенными крышами вспыхивали, как свечки, а за полтора часа в пепел превратился весь Щитов. Попросились жить к тете в соседнюю деревню Новый Барсук, но и там недолго пробыли — в августе 1943-го вновь пришлось укрываться в лесу, там мы (дедушка, бабушка, пять их невесток с детьми) оставались до 14 ноября, почти до дня освобождения Речицы. Выбрали место на возвышенности в молодом сосняке, вокруг которого были болота, построили курени — шалаши из бревен с отверстием в центре, чтобы дым от разведенного внутри костра шел вверх. Спали ногами к огню — в одном курене более 15 человек.

После освобождения района возвращаться Шпаковым было некуда, поэтому их вновь приютила сестра матери. 

— Люди тогда были понимающими, дружными, жили сообща — сначала всех объединила общая беда, а потом и одна на всех Победа, — словно возвращается в те далекие годы собеседник. — Главное было, что мы выжили, а уже бытовые неудобства были такой мелочью, что никто не обращал на это внимания.

Но тут случилось новое горе: в январе 1944 года деревню охватила эпидемия тифа, от которого каждый день умирало не менее пяти односельчан. Болезнь унесла и жизнь его двоюродной сестры, да и сам он едва выжил.

— В полном забытьи пробыл две недели, а очнулся — не чувствовал ног. Но организм молодой, крепкий, поэтому справился, — вздыхает Григорий Куприянович.

Речица и Речицкий район освобождены в ходе Гомельско-Речицкой наступательной операции, которая была проведена в период с 10 по 30 ноября 1943 года.

Шпаковы продолжали жить у родственников в Новом Барсуке, но мечтали вернуться в свою деревню. 

— Моему дедушке на тот момент было 80, мне 11 — мы вдвоем начали строить на месте сожженного дома новый. Пилорамы не было — откуда? Сами валили деревья, дедушка раскраивал бревна, я спиливал сучья, снимал кору. В деревне еще стояли солдаты, а у них был ЗИЛ — они и помогли привезти на нем лес, — вспоминает собеседник. — За лето поставили сруб, сделали пол, потолок.

Детство Григорию Куприяновичу никто не вернет, заново его не прожить, но в дальнейшем судьба была милостива к нему: окончил Речицкий землеустроительный техникум, в армии служил на подводной лодке, затем поступил в сельхозакадемию в Горках, там познакомился с будущей женой. Вместе отрабатывали в совхозе «Писаревщина» Мстиславского района, а потом Шпаковы вернулись на родину Григория Куприяновича: тяжело заболела его мать, нужно было помочь. Здесь супруги отработали пять лет в школе, а в 1969 году Шпакова избрали председателем СПК «50 лет Октября». У него трое детей, пятеро внуков и семеро правнуков.

— У всех было или есть счастливое, мирное детство — очень хочу, чтобы каждый человек понимал, как прекрасно жить в родной стране, растить детей, трудиться, когда твою землю больше не топчет грязный сапог врага. Это настоящее счастье.

Речица и Речицкий район освобождены в ходе Гомельско-Речицкой наступательной операции, которая была проведена в период с 10 по 30 ноября 1943 года.

ИЗ ГЕРОИЧЕСКОЙ ЛЕТОПИСИ

18 НОЯБРЯ 1943 ГОДА МОСКВА САЛЮТОВАЛА РЕЧИЦЕ

Фашисты вошли в Речицу 23 августа 1941 года. В период оккупации (1941–1943) огромное количество мирных жителей, а также подпольщиков, партизан, членов их семей стали жертвами оккупантов. На территории города немецкие захватчики организовали ряд тюрем и гестаповских застенков, действовали жандармерия, полевая комендатура, полиция и отряд СС.

За время оккупации из 222 деревень района сожжено 119, из них 69 — полностью. Во многих деревнях сегодня находятся массовые захоронения мирных жителей, которых нацисты сожгли в годы войны. Одна из таких трагедий произошла в деревне Кобылево (сейчас Первомайск Короватичского сельсовета) 14 мая 1943 года. В этот день было расстреляно и сожжено 1050 человек. Всего гитлеровцы уничтожили здесь 1118 жителей, в том числе более 600 детей, и сожгли около 280 дворов.

Город и район были освобождены в ходе Гомельско-Речицкой наступательной операции, которая была проведена в период с 10 по 30 ноября 1943 года. 22 объединениям и частям Белорусского фронта присвоено почетное звание речицких. Вечером 18 ноября 1943 года в честь освобождения Речицы в Москве был дан салют: 124 орудия произвели 12 артиллерийских залпов. 

Из оперативной сводки Совинформбюро за 18 ноября 1943 года:

«Войска Белорусского фронта после трехдневных ожесточенных боев овладели городом Речица. Вчера гвардейцы-танкисты с северо-запада атаковали немцев, оборонявшихся в Речице. В это же время наши пехотные части ворвались в город с юго-запада. В результате уличных боев противник был разгромлен. Отдельные группы немцев в панике пытались на плотах и лодках переправиться на левый берег Днепра, но были полностью уничтожены. На улицах Речицы противник оставил десятки артиллерийских орудий, много пехотного оружия и автомашин. Захвачены крупные склады с военным имуществом. Западнее Речицы наши подвижные части, стремительно продвигаясь вперед, овладели районным центром Полесской области Василевичами и рядом других населенных пунктов».

Автор: Марина СЕВЕРЬЯНОВА

Другие статьи
08.04.2024
Партизанский комиссар
01.03.2024
Война и мир Павла Пронягина
02.02.2024
Как вчерашний школьник из деревни на Брестчине стал пулеметчиком-партизаном
01/00