Леля, Алешка - атаман, Алеша

img

Леля, Алешка-атаман, Алеша. Это все Елена Федоровна Колесова, не успевшая дожить до той поры, чтобы звали ее по имени-отчеству. Девушка из-под Ярославля, которую так полюбили на белорусской земле, в лесных деревушках Крупщины, где действовала возглавляемая ею девичья диверсионная группа, подготовленная знаменитым разведчиком Артуром Спрогисом, послужившим прообразом одного из героев романа «По ком звонит колокол». Ее фото с загадочной надписью на обратной стороне хранится в Крупской гимназии, пионерская организация которой носит имя Героя Советского Союза Елены Колесовой. Каллиграфическим мелким почерком выведены слова, автору которых явно не откажешь в чувстве юмора: «...Посмотри на эту образину и тогда вспомнишь еще кое-что». Фотография подарена подруге Елене. Какие общие воспоминания связывали двух девушек?

Вероятнее всего, учеба в суперсекретной войсковой части под командованием Спрогиса. В феврале 1942-го перед заброской в тыл сфотографировались все вместе на память и по отдельности — на рискованное задание шли и знали, что могли не вернуться. Фото дарили друг другу. «Что означают многозначительные слова „...и тогда вспомнишь еще кое-что“, сказать сложно, наверное, совместные операции, — предполагает учитель истории Крупской гимназии Наталья Гордынская, ведущая поиск документов и других материалов о Колесовой. — Перед десантированием ночью 1 мая на территорию Борисовского района она уже была награждена орденом Красного Знамени, поэтому вспомнить было что».

В то время, когда Совинформбюро вещало, что Красная Армия вот-вот оправится от неожиданного удара и перейдет в решительное наступление, бойцов подразделений в/ч 9903 — диверсионно-разведывательных групп — учили действовать в глубоком тылу противника. Добывать разведданные, пускать под откос эшелоны, создавать на оккупированной территории партизанские отряды. Этих людей готовили воевать всерьез и надолго. Набирали в группы спортсменов и значкистов ГТО. Занятия начинались с восьми утра. До позднего вечера, с небольшими перерывами на обед и ужин, курсанты изучали оружие, учились метко стрелять, минировать мосты и переправы, пользоваться компасом, бесшумно двигаться в темноте — словом, всему, что необходимо разведчику. Часто занятия вел сам Спрогис, он воспитывал у подопечных находчивость, инициативу, умение быстро принимать решение и находить выход из любого, казалось бы, уж совсем безвыходного положения. Что потом помогало остаться в живых.

Вплоть до середины 1970-х само существование части оставалось тайной за семью печатями. Не говоря уже о принадлежности к ней многих героев войны — живых и павших, ставших символами, чьи подвиги вошли в учебники истории и литературные произведения. Их, как правило, называли партизанами и подпольщиками. И долгое время не афишировали принадлежность к военной разведке. Зоя Космодемьянская, Константин Заслонов, Виктор Ливенцев, Елена Колесова... Одиннадцать Героев Советского Союза дала эта войсковая часть.

Перед отправкой в Белоруссию Леля написала родным дяде и тете, воспитавшим ее (мать отдала своим родственникам в Москву): «В этот раз идем на трудное дело, но все полны мысленно уверенностью, что выполним на отлично. Иначе у нас и быть не может. У нас поговорка такая: или грудь в крестах, или голова в кустах. Ну ничего. Не такие-то мы раззявы, чтобы поймать нас.

Милые дядя Боря, тетя Наташа и Галюшка, обо мне не беспокойтесь. Я буду жива и здорова, но письма от меня долго не будет. Крепко вас целую много раз. Алеша».

Работники ЦК ВЛКСМ записали беседу с Лелей Колесовой о боевых делах групп девушек-разведчиц. Вот что мы теперь знаем из ее слов о самом первом боевом задании: «Впервые в тыл врага мы ушли 28 октября. Было нас четыре девушки и четыре парня. Группу возглавлял Борис Удалов, до этого ни разу не бывавший за линией фронта. И все мы, конечно, плохо представляли себе, как все это будет.

В вещевые мешки положили патроны, мины и тол вперемешку с сухарями. От этого сухари потом стали горькими...

Среди девушек были две студентки института физкультуры — Зина Морозова по кличке Толстенич и Нина Шинкаренко, звали мы ее все Большой. Скажешь ей что-либо, сделаешь замечание, а она в ответ: „Ну что вы ко мне прицепились? Ведь я же большой“. Самой старшей в группе была Тоня Лапина. Обычно звали мы ее Комиссаром — за серьезность и деловитость. За мной же утвердилась кличка Алешка-атаман. Так меня звали еще в детстве.

Ребят мы знали мало до задания. Среди них Борис Удалов — командир, Леша Ефимов, Африкан — так звали третьего, и, наконец, Миша. Фамилий Африкана и Миши я не помню, да и ни к чему было нам тогда. Ребята все молодые, в задание еще не ходили».

С первой вылазки в тыл девчата поняли, что им проще «мимикрировать» без парней, поэтому позже в разведку стали ходить женским составом. И вот эти дурашливые, по сути, дети добывали важные сведения о расположении вражеских частей, вели бои, если надо было, громили гарнизоны. Первые ордена и медали группе разведчиков вручили за диверсионные действия под Москвой, непосредственно Елене Колесовой орден Боевого Красного Знамени вручал Михаил Калинин в марте 1942 года — в Кремле. Тогда же она и побывала в ЦК ВЛКСМ, рассказала о себе и своих подругах.

А через месяц группу Колесовой отправили в Белоруссию. Их было двенадцать в самолете, младшей 18, старшей 26. С первых минут девушек преследовали неудачи. Трое погибли в первую же ночь — не раскрылись парашюты. Зина Морозова при неудачном приземлении сломала позвоночник. Она прожила после этого больше месяца и погибла во время блокады леса, где находился партизанский отряд.

Несмотря на потери, девушки быстро освоились в лесных деревушках, связались с партизанами, вместе проводили операции, в отряд вливались местные комсомольцы.

Елена Колесова часто останавливалась в доме мамы Зинаиды Максимовны Костюченко, которая после войны работала учителем начальных классов и рассказывала о квартирантке все, что сохранила ее детская память. Была Леля веселой, находчивой, быстрой. Или из дерзости, или такое задание дал центр, две девушки прямо в форме, с орденами на груди пришли в деревню Выдрица — показать местным жителям, что Красная Армия воюет и врага не боится. Их схватили. Утром среди жителей окрестных деревень разнеслась весть — возле Миговщины выброшен большой парашютный десант Красной Армии. А их было девять, всего-навсего девять отчаянных девчонок.

— Наши дети собрали много материалов о диверсионной группе, но случился пожар и все сгорело, — бывшая директор уже бывшей Выдрицкой базовой школы Светлана Ивановна Готченя сама из тех мест и знала многих очевидцев далеких событий. — Мы записывали воспоминания местных жителей. К сожалению, сейчас никого не осталось в живых. Учительница Екатерина Дмитриевна Синяк из Прудка была связной партизанского отряда. Так вот она рассказывала, как выходили на связь. Стоят на опушке леса и поют песню, о которой заранее уславливались. Это был знак, что можно появляться партизанам.

«Несколько раз, — вспоминала Нина Иосифовна Шинкаренко, — наши небольшие диверсионные группы ходили на железную дорогу, но все безуспешно: гитлеровцы усилили охрану.

Однажды после очередной неудачи Леля взяла десять килограммов тола, взрыватели и ушла в деревню. В доме у наших связных она взяла детскую шапочку, одеяло, переоделась сама, и вот по дороге идет молодая женщина с ребенком на руках. Подошла к железной дороге, видит: на луговине у кустов старуха и девочка собирают щавель, а поодаль на солнышке дремлет часовой, охранявший здесь участок дороги.

Леля посоветовала старухе с девочкой поскорее уйти отсюда, а сама быстро взобралась на насыпь, развернула «ребенка», заминировала полотно, подбежала к часовому и крикнула: «Беги, а то взорвешься!» Зачем она это сделала, сейчас трудно сказать».

А возле волостных управлений, на домах старост висело объявление: «За поимку бабы-атамана Лельки дается вознаграждение 30 тысяч марок, две коровы и литр водки». И далее помещены приметы: «Высокая, здоровенная, лет 25, с орденом Красного Знамени». Среди врагов ходили слухи, что в отряде, которым командует атаман Лелька, не менее 600 партизан.

И правдой в этих листовках было лишь то, что она носила на груди орден.

На пути к железной дороге стоял крупный укрепленный пункт — деревня Выдрица, цитадель полицейских. Партизаны нескольких отрядов решили объединенными силами разгромить гарнизон. 11 сентября 1942 года началась совместная операция. Накануне Елена дежурила по лагерю и не должна была идти на задание. Но она не хотела оставаться: «У нас личные счеты с этим гарнизоном. Там схватили наших девушек — Тоню и Сашу». Прилетевший накануне Спрогис на задание идти все же разрешил.

...Пробираясь вместе с бойцами лесными тропами к Выдрице, она была радостная, шутила. Когда начался бой, находилась впереди атакующих партизан. Умело перебегая от дома к дому, вела огонь из автомата. Когда диск кончился, приподнялась, чтобы достать второй, и тут же упала. Рядом с ней был командир одного из отрядов. Бросился к ней: «Что с тобой, Леля?» Под огнем ее отнесли за дом, сделали перевязку, но было уже поздно. Пуля попала в грудь, силы оставляли ее. Леля тихо сказала окружившим ее разведчикам: «Оставьте меня. Идите бить немцев. Я здесь полежу одна». На мгновение потеряла сознание, а потом, придя в себя, проговорила: «Как тяжело помирать, зная, что так мало сделано. Берегите моих девушек и похороните меня в Миговщине, там, где наши лежат. Прощайте...»

Везли Лелю на телеге в Миговщину через деревню Прудок, и с каждой хаты выходили, чтобы проститься с отважным атаманом Алешкой, вспоминала бывшая связная Екатерина Синяк.

В 1967 году напротив тогдашней второй школы Крупок, а теперешней районной гимназии открыли памятник Герою Советского Союза Елене Колесовой. Приехавшие на торжество москвичи — студенты и преподаватели городского педагогического института, бывшего педучилища № 2, где училась Алешка-атаман, и передали крупчанам фото Лели — в шапке-ушанке, светлом тулупе и с многозначительной надписью на обратной стороне. Кто знает, может, волею случая удастся установить, что имела в виду отважная разведчица.

Автор: Елена Климович

Другие статьи
07.07.2021
Они сражались за Родину
История партизанской семьи Зеневич непрерывной нитью вплелась в историю, трагедии и победы нашей страны. Страны, сломавшей хребет ...
05.07.2021
Побег из Тростенца
Изучили воспоминания руководителя разведчиков спецгруппы «Артур» партизанской бригады имени Калинина Минской области Георгия Бегуна
02.07.2021
Крест на личном деле Парсаданова
Судьба приговоренного к смерти бобруйского подпольщика, который вырвался из лап гестапо и провел не одну диверсию, может стать ...
01/00