Несгибаемый комдив

Некогда Фридрих Шиллер оставил потомкам эти слова: «Лишь час опасности — проверка для мужчин». Трагический июнь 1941-го наряду с другими проверял на прочность и командира 208-й механизированной дивизии 13-го механизированного корпуса, дислоцировавшегося в Гайновке, полковника Владимира Ничипоровича.

Владимир Иванович 17 лет отдал военной службе на белорусской земле...

Из записок Владимира Ничипоровича: «...Израсходовав снаряды, патроны, горючее, потеряв связь с командиром корпуса генерал-майором Ахлюстиным и командующим 10-й армией генерал-майором Голубевым, решил с остатками дивизии отходить на восток. Но это оказалось далеко не легким делом. Немцы уже сидели в тылу по реке Зельвянке и при подходе дивизии встретили нас сильным минометным и артиллерийским огнем, в результате чего пришлось прорываться с большими потерями, и после ночной атаки и без того потрепанные и малочисленные части потеряли всякое организационное оформление, пришлось остатки собрать воедино и перейти к партизанским действиям... Весь путь от местечка Зельва до Минской области совершил с небольшими боями и медленно. Это было вызвано тем, что часть людей была ранена, очень уставшая и не имела никакого снабжения — нужно было боеприпасы и продукты доставать с боем при явно недружелюбном отношении части населения».

Отходил Владимир Иванович с бойцами своей дивизии к Минску по трассе Волковыск — Зельва — Слоним (названной позже «дорога смерти»), беспрерывно участвуя в боях. На подходе к Минску у тогдашней деревни Фаниполь группа бойцов почти в 60 человек под его командованием вступила в неравный бой с немецкой ротой и смогла нанести ей существенные потери. Ничипорович воевал, ибо не должен был погибнуть безвестно после затронувших его в 1937-м репрессий...

Увы, к тому времени Минск уже был оккупирован немцами. И надежда Ничипоровича пробиться вместе с бойцами за линию фронта растаяла как дым. Пришлось остаться в городе и налаживать контакты с «Военным советом», стремившимся объединить военнослужащих, оказавшихся на оккупированной территории. Владимир Иванович выполнял его задания. «Документом прикрытия» стала эта справка: «Дана гражданину Будиловичу Владимиру Семёновичу в том, что он проживает в деревне Вороничи Цитвянской волости Руденского района и работает в колхозе «Вороничи». Отметка старосты: «Взят на учет в Цитвянской волости 24.9.1941 г.»...

В последующем при содействии «Военного совета» Владимиру Ничипоровичу удалось связаться с Минским подпольным горкомом партии, контактировавшим с партизанскими отрядами Н. П. Покровского, В. Т. Воронянского и других. Так в конце декабря 1941 года Владимир Иванович стал партизанским командиром, горком направил группу военнослужащих во главе с ним в Руденский район. А 30 декабря эти бойцы объединились с отрядами Н. П. Покровского и А. Д. Сергеева. Учитывая боевой опыт и профессиональные качества, командиром того объединенного отряда был единогласно избран Ничипорович (таков уж был порядок в 1941-м), комиссаром — секретарь Руденского райкома партии Н. П. Покровский. И действовали поначалу партизаны в Руденском, Пуховичском и Червенском районах.

Из записок Владимира Ивановича: «...Пройдя более 600 километров, я со своим отрядом... в составе 670 человек с 85 ружьями, 12 станковыми пулеметами, 43 ручными пулеметами, 6 минометами 82 мм... сосредоточился в лесу в районе деревни Клинок в 15 километрах юго-западнее г. Червеня. Так как этот лес был значительных размеров, находился возле Могилевско-Слуцкого шоссе и железной дороги Минск — Осиповичи, позволял хорошо маневрировать, ...поэтому стоянку здесь я наметил довольно продолжительную... Но замаскировать местонахождение нам не удалось, так как за этот период мы очень много наделали вреда полицаям. В радиусе 100 километров разбили и уничтожили все участки, уничтожили три карательных отряда численностью 600 человек, в м. Дукора сожгли живьем комендатуру с 40 немцами во главе с комендантом и в результате стали полными хозяевами в Руденском, Пуховичском, Червенском и Узденском районах».

Однако оккупанты блокировали этот район. Партизанский отряд Ничипоровича в начале марта 1942 года провел крупный бой с карателями в Клинокском лесу Червенского района. Два полка пехоты оккупантов при поддержке авиации и артиллерии окружили около 400 партизан. Однако отряд сумел прорвать вражеское кольцо, уничтожил и ранил более 300 гитлеровцев и захватил многочисленные трофеи. После этого отряд перебазировался в Кличевский район Могилевской области.

208-му партизанскому отряду имени И. В. Сталина под командованием В. И. Ничипоровича предстояло сыграть важную роль в дальнейшем расширении Кличевской партизанской зоны. Оценивая действия его партизан, можно только удивляться: настолько совпадала их тактика с той, что применял в борьбе с полицаевскими гарнизонами Василий Захарович Корж, когда будущий генерал-майор КГБ Э.Нордман выступал в роли немецкого офицера...

Те же качества — мужество, смекалку, находчивость проявили партизаны Ничипоровича при разгроме полицаев в деревне Гродзянка Осиповичского района. Разрабатывая план этой операции, Владимир Иванович решил прибегнуть к военной хитрости. Утром 29 марта на четырех санях в Гродзянку въехало 14 партизан, экипированных в форму полицейских. Возглавлял их майор И. 3. Рябышев в мундире германского офицера. Его сопровождала партизанка Ядвига Глушковская, выступавшая в роли переводчицы. На полном серьезе, приняв гостей за высокое немецкое начальство, начальник полиции и староста всячески старались их ублажить, одновременно докладывая о своих мнимых и действительных кровавых заслугах в борьбе с партизанами. Ну а когда в деревню вступили основные силы партизан во главе с лейтенантом В. В. Мещеряковым, предметный разговор с предателями народа своего пошел уже напрямую, без переводчика. Вердикт партизанского суда был потом суровым и справедливым...

Отметим, что к весне 1942 года в Кличевской зоне Могилевской области базировалась довольно сильная группировка партизан. И ведущее место в ней занимал 208-й отряд. Тогда же по инициативе Ничипоровича было проведено совещание команднополитического состава отрядов и принято решение объединить партизанские силы Кличевской зоны с целью улучшения координации, взаимодействия и усиления активности их боевых действий.

Командование 208-го отряда взяло на себя оперативное руководство объединенными партизанскими формированиями зоны. В его подчинение перешли отряды В. П. Свистунова, А. С. Юрковцева, В. М. Сырцова, В. И. Ливенцева, Г. М. Колбнева, которым, соответственно, были присвоены номера 128-й, 277-й, 620-й, 752-й, 760-й. С этого момента началось формирование Кличевского партизанского соединения. И его командиром заслуженно стал командир 208-го отряда В. И. Ничипорович, комиссаром — К. М. Яковлев, начальником штаба — В. М. Айрапетов.

А 2 сентября 1942-го распоряжением ЦШПД орган управления соединения был обозначен как Кличевский оперативный центр. К тому времени в его подчинении находилось 17 партизанских отрядов, насчитывавших 2.985 партизан. В целом его бойцами было проведено более 400 боевых операций, разгромлены вражеские гарнизоны в Пуховичах, Белыничах, Гродзянке Осиповичского, Суше Кличевского, Матевичах Березинского районов.

За умелое руководство боевыми действиями партизанских сил полковник В. И. Ничипорович в 1942 году был награжден орденом Ленина...

Казалось, все у него складывалось удачно. 22 сентября 1942 года он был откомандирован на Большую землю, где его тщательно проверял НКВД. Затем Ничипоровича назначили заместителем командира 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. В мае 1943 года ему было присвоено звание генерал-майор.

До Великой Победы Ничипорович не дожил. Начались затянувшиеся почти на сорок лет невероятные разбирательства с Минским подпольем, которые втянули в свою гибельную орбиту и Владимира Ивановича...

Из донесения связного «Учитель» от ноября 1942 года: «Причиной провала Минского подпольного комитета, согласно мнению большинства бежавших из Минска партийных товарищей, ныне находящихся в отрядах  Ник. Богатырёва и Лунина, является предательство секретаря комитета Невского (быв. секретаря Заславского РК КП(б)Б Ковалёва)».

25 марта 1943 года связной «Учитель» сообщал по тому же поводу следующее: «Выясняя подробности провала Минского подпольного комитета, я столкнулся с утверждением отдельных работников комитета, которые заявляют, что предательство не только по одной линии Ковалёва — Невского Ив. Г., а что оно было массовым и шло по цепочке... Согласно донесению связного „Минского“, Ковалёв И. К. ходит по городу в сопровождении двух гестаповских агентов, которые присутствуют при его выступлениях перед народом»...

Градус подозрений повышала шифротелеграмма ГРУ ГШ РККА № 30249 от 27.10.1942 года, уже персонифицировавшая ответственность: «По данным Варвашени и наших осведомителей, в Минске на 15.10 арестован комитет и коммунисты общим числом 272 человека. Член комитета редактор „Звязды“ пришла к Варвашене. Комитет работу прекратил. Арестован секретарь Сталинского ПК Герасименко — Ватик, его помощник по агитации и многие другие. Предатель Невский-Ковалёв. Член партии, работающий в жандармском управлении, видел Невского на приеме у начальника этого управления».

Как все это отразилось на генерал-майоре Ничипоровиче?

30 мая 1943 года Владимир Иванович по вздорному и ложному обвинению был арестован органами НКГБ. В дело вмешался и вновь образованный тогда же «Смерш» НКО СССР во главе с В. С. Абакумовым. А «виноват» был Ничипорович, ни больше, ни меньше — в провале Минского подполья. Клеветники утверждали, что он якобы заманивал к себе в отряд советские разведгруппы, выведывал у них важную информацию, которую затем передавал от своего имени на Большую землю, а разведчиков расстреливал, незаслуженно получая потом награды, звания и должности. Кроме того, кое-кому было непонятно, где же в действительности находился бывший комдив 208-й с июля по декабрь 1941 года. Согласно логике лиц, состряпавших это дело, выходило, что его пригрели предатели из созданного немцами Минского лжегоркома партии. Генерал-майора Ничипоровича начали обвинять в измене Родине. Выискивали противоречия и несовпадения в его показаниях. Это грозило расстрелом...

Но он не согнулся и никого не оклеветал. У генерала оставался лишь последний выход. И в конце 1944 года в знак протеста Владимир Иванович начал голодовку. Спустя месяц, 31 января 1945 года, он умер в тюрьме от истощения.

А в 1951 году был арестован министр госбезопасности В. С. Абакумов, и начался частичный пересмотр дел безвинно пострадавших. В 1952 году генерал-майор В. И. Ничипорович был полностью реабилитирован. Спустя десятилетия сняли страшное клеймо предательства и с Минского подполья, а в 1990 году — с И. К. Ковалёва...

Данные предоставил Мещеряков Валерий Владимирович — сын заместителя командира 208-го отдельного полка им. И.В.Сталина — Мещерякова Владимира Васильевича (в статье использованы документы из Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны).

Другие статьи
03.03.2021
Пять адресов боли
Трагедия и подвиги Глубокского гетто: зверства, бесчеловечность нацистов, полицаев и гуманизм, самопожертвование белорусских крестьян
18.02.2021
В августе 1942-го
Читатель газеты «СБ. Беларусь сегодня» помог восстановить судьбу семьи Русецких, расстрелянных во время войны фашистскими оккупантами ...
16.01.2021
Сильный Колос
От полесских болот до осажденной Варшавы — тернистый путь белорусского разведчика Ивана Колоса
01/00