Под пытками не признался

В тяжелые военные годы комсомольцы самоотверженно защищали родную землю. Тысячи юношей и девушек развернули на оккупированной территории мощное антифашистское движение.

— За каждой диверсией во время войны стоят высокий профессионализм и мастерство, выдержка и самообладание, риск, готовность к самопожертвованию, — отмечает академик-секретарь Отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук, доктор исторических наук, профессор Александр Коваленя. — За годы борьбы молодые партизаны-подрывники самоотверженно выполняли боевые задания. Трудно представить, каким нужно было обладать хладнокровием, уверенностью, чувством гражданского долга, чтобы в 17–25 лет совершать героические поступки. Юноши и девушки составляли организующее и боевое ядро патриотического белорусского подполья, ряды которого насчитывали свыше 70 тысяч человек. Более 374 тысяч сражались в партизанских отрядах. Шестьдесят процентов из них — молодежь до 30 лет.

imgИван Кабушкин

Участники Минского подполья совершили более 1500 диверсий. Среди героев много комсомольцев. Иван Кабушкин — смелый и храбрый разведчик, организатор крупных операций. Родился он в 1915 году в деревне Малаховцы Барановичского района. События Первой мировой войны вынудили ­семью бежать на восток. В эвакуации тяжело заболел и умер глава семейства, и мать осталась с двумя малолетними детьми. До 1917 года семья жила в Чебоксарах, после переехала в Казань. В 1935 году Ивана призвали в Красную Армию. В начале вой­ны он служил в звании лейтенанта вблизи западной границы СССР. Попал в плен и оказался в одном из лагерей Минска. Ему чудом удалось бежать. С ноября 1941-го по 4 февраля 1943 года по заданию подпольного горкома партии и командования партизанских отрядов выполнял спецзадания разведывательного и диверсионного характера. Он также возглавлял оперативную группу по уничтожению агентов фашистской разведки. Клятвой звучат его слова из письма: «И пока я буду видеть, пока буду слышать, пока кровь моя будет течь по жилам, буду бить, буду уничтожать врагов!» Отважный боец добывал для партизан оружие, боеприпасы, медикаменты. С его помощью освободили множество военнопленных из концентрационных лагерей. В октябре 1942 года во время массовых арестов подпольщиков Минска Кабушкин организовал выпуск специальной листовки, призвав патриотов вызволить арестованных, отомстить за кровь и муки подпольщиков. Гестапо сбилось с ног, разыскивая Жана, Александра, Назарова, Бабушкина. Под этими кличками скрывался Кабушкин. Враги обещали огромные деньги тому, кто выдаст героя.

Отважный подпольщик был неуловим. Но 4 февраля 1943 года гестапо удалось схватить его на конспиративной квартире по Академической улице. В тюрьме его жестоко пытали, избивали до потери сознания, морили голодом. В одном из писем на волю в апреле 1943 года Кабушкин писал:

«Родные! Итак, луч опять осветил мою „келью“. Я рад, что вы живы. Да, настроение несколько ухудшилось, в один день сели все мои, я — десятый. Ведь все мои родные, пойми! Если Миля опять будет там, пусть от меня передаст пламенный большевистский привет Б.Г. и бате главному... Пусть передаст: умру, а подлецом не буду! Ну, в отношении меня — затишье. Я полагаю так, что нового они не добились, все пытки не увенчались успехом, и решили, видимо, 1 мая вывесить как „подарок“... Ну пойми, как иначе? Ведь ни одного человека они не получили, а против меня материал с 1941 года, и довольно-таки солидный. А как мне поступить? Ведь я решил твердо всю свою жизнь посвятить борьбе с врагами всего прогрессивного человечества, за народ, за Родину... Все сделаю и делаю, только чтобы никто не пострадал... Крепко всех целую».

За мужество, проявленное в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, Ивану Кабушкину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Именем героя названы улицы в Минске и Барановичах, поставлен памятник в поселке Мирный Барановичского района.

— Комсомольские комитеты партизанских отрядов и бригад уделяли большое внимание вовлечению молодежи в диверсионно-подрывную деятельность, — рассказывает Александр Коваленя. — За годы войны из числа молодежи было подобрано и подготовлено около 22 600 молодых подрывников, что позволило сформировать в каждой области сотни комсомольско-молодежных диверсионных групп. В рядах партизан было много и женщин. 5 октября 1943 года бюро ЦК ЛКСМБ приняло специальное постановление «О работе комсомольских организаций Беларуси среди женской молодежи в тылу противника». Документ требовал покончить с недооценкой девушек в борьбе с оккупантами и улучшить их боевую подготовку. По данным Белорусского штаба партизанского движения, в рядах подпольщиков насчитывалось 45 242 женщины.

imgМария Ховренкова

Войну шесть сестер Ховренковых встретили в родительском доме в деревне Ганцевичи Шклов­ско­го района. Они в меру своих сил и возможностей боролись с оккупантами. Девушки собрали на поле боя медальоны и документы погибших красноармейцев, чтобы переправить их за линию фронта. Им удалось спасти трех тяжело раненных бойцов и помочь им уйти к партизанам.

В 1942 году Надежду Ховренкову задержали. При обыске у нее нашли секретные документы. Итог — расстрел. Еще одна из сестер — Мария — выполняла особо важные задания командования партизанского отряда: доставляла сведения о продвижении грузов противника по железной дороге, сообщала о месте расположения вой­сковых частей, техники, складов с боеприпасами и вооружением в Орше. Эта информация помогла нашей авиации громить военные объекты. Мария доставила в отряд 15 винтовок, 4 пулемета, 200 килограммов тола, 24 тысячи патронов. Она работала по заданию партизан в сельской управе уборщицей, прятала оружие в диване у бургомистра. Отважную патриотку выдали. Вместе с семилетним сыном Толей ее бросили в камеру-одиночку. Были арестованы и остальные сестры — Матрена, Зинаида, Ефросинья, Анна, их престарелые родители и маленькие дети Матрены и Анны. Марию пытали в присутствии сына. Не добившись от нее ни слова, гитлеровцы повесили смелую партизанку. Перед смертью женщине удалось передать родным свою жакетку. Только через восемь лет Матрена Филипповна случайно обнаружила под подкладкой письмо, написанное карандашом. Оно хранится в Могилевском областном краеведческом музее:

«Зиночка, обо мне не ходатайствуй, ибо ты моего дела не знаешь, не трать средства и не убивай здоровья, не расстраивайся и береги сама себя, ибо ты у нас молодая, тебе жить нужно, обо мне не плачьте. Зиночка, прошу много, много раз, не трать здоровья. Я жизни не жалею, ибо моя судьба такая. Сейчас вижу — много людей переживают всякое горе. Я сейчас сижу в вашей камере, сидела 5 недель в камере смерти. Там, где сидела вся семья. На меня не обижайтесь...»

Семья Ховренковых — отец, мать, четыре дочери и внуки — ожидала расстрела. Но в конце сентября 1943 года их выпустили из тюрьмы. Семья вернулась в родную деревню Ганцевичи. Матрена, Ефросинья, Анна и Зинаида ушли в партизанский отряд. Там они оставались до освобождения родного района, выполняя роль связных и разведчиц.

— Преодолевая огромные трудности, особенно в начальный период вой­ны, наш народ смог выстоять и сохранить веру в неминуемый разгром врага и освобождение страны, — подчеркивает Александр Коваленя. — Во второй половине 1943 года под контролем партизан находилось около 60 процентов территории Беларуси, было образовано более 20 крупных партизанских зон. Защитники дезорганизовывали тыл германской армии, парализовали систему военно-экономического хозяйствования на одном из важнейших направлений советско-германского фронта. Это была трудная задача, но ее успешное решение позволило в короткий срок развернуть на оккупированной территории Беларуси мощное антифашистское сопротивление.

Другие статьи
19.08.2019
Хроники жестокого времени
Несколько дней «дышала» могила: племянница известного белорусского математика, экономиста и географа Михаила Лойко рассказала о войне ...
08.08.2019
«Гром» грянул
Командир отряда особого назначения прикрыл своих бойцов, вырывавшихся из окружения. Звание Героя Советского Союза ему присвоили посмертно
08.08.2019
Война и мир в Бобровичах
Как деревушка, полностью уничтоженная в 1942 году, смогла возродиться из пепла
01/00