Счастливый билет сержанта Горецкого

Первый же бой в составе действующей армии при освобождении Волковыска в июле 1944-го для восемнадцатилетнего новобранца 205-го запасного стрелкового полка 3-го Белорусского фронта Андрея Горецкого едва не стал последним. Брошенная гитлеровцем граната убила идущего рядом солдата, а самого юношу буквально всего изрешетила. Позже медики извлекут из его тела около полусотни осколков, а два из них до сих пор напоминают о тех страшных днях. Для другого на этом война, возможно, и закончилась бы, но Горецкий уже спустя три месяца снова в строю. Впереди будут сражения в Польше и Восточной Пруссии, новое ранение и продолжение службы в рядах Красной Армии вплоть до 1950 года.

img

Партизанские будни

Боевая биография 93-летнего борисовчанина началась за несколько лет до того первого боя. Когда нацистская Германия напала на Советский Союз, паренек только окончил семь классов. Об уходе добровольцем на фронт в пятнадцать лет не могло быть и речи. Вместе с другими подростками прятал найденное оружие в надежде, что оно пригодится в борьбе с врагом:

— Я рассчитывал, что с этим оружием меня возьмут в партизанский отряд, — вспоминает Андрей Витольдович.

— Но там оружие забрали, а меня отправили домой. Тогда в партизанах были в основном бывшие советские военнопленные, которых из лагеря в Борисове освободили местные жительницы под предлогом, что они якобы их мужья. Караульные в начале войны еще соглашались на сделку и за кусок сала отпускали мнимых супругов домой.

Партизанское движение ширилось, нанося значимый урон врагу. Оккупанты в ответ предпринимали карательные действия против местных жителей. Семья Горецких жила в деревне Шабыньки, а в соседних Забашевичах разместился немецкий гарнизон. Гитлеровцы часто наведывались в село. Оставаться дома становилось небезопасно, и вместе со знакомым юноша ушел в партизаны.

Был зачислен в отряд «Большевик» бригады имени Щорса:

— В партизанах пережили несколько блокад, из которых нам удалось вырваться, — продолжает свой рассказ ветеран. — В отряде делал все, что говорили, но меня считали слишком молодым, поэтому к боевым операциям не привлекали. Лишь несколько раз поучаствовал в «рельсовой войне»: сначала просто помогал подносить взрывчатку, а в июне 1944-го уже сам вместе со старшими товарищами минировал железную дорогу между Жодино и Смолевичами, чтобы не дать врагу перебросить технику и войска навстречу наступающей Красной Армии. Спустя дней десять наша бригада у деревни Черневка соединилась с действующей армией.

Фронтовые дороги

После соединения партизан с советскими войсками собрали всю молодежь призывного возраста, в том числе Андрея Горецкого, и отправили пешком в Червень, где был военкомат. Оттуда — в Дзержинск. Там формировался 205‑й запасной стрелковый полк 3-го Белорусского фронта. В составе этого полка новобранцы ушли на фронт:

— Прибыли под Волковыск, там еще цементный завод был. В наступление пошли, и меня первый раз ранило. Осколки были по всему телу, от головы до ног. Делали несколько операций в разных госпиталях. Лежал три месяца в Новой Ельне. После выздоровления поехал в Гродно, где формировалась дивизия. Попал в 1287-й стрелковый полк. Стояли в обороне у польских Сувалок около трех месяцев, а потом пошли в Восточную Пруссию. Считай, всю ее вместе с полком пешком и прошел.

Здесь командир отделения сержант Горецкий получил свою первую боевую награду — медаль «За отвагу» — и второе ранение.

Советские войска заняли город Хайльсберг, на окраине которого захватили немецкие противотанковые мины. Зная, что противник попытается отбить город, командир батальона отправил шестерых бойцов заминировать дорогу. Шли в предрассветных сумерках, каждый нес по две тяжелые круглые мины. Но как-то враг их услышал и открыл стрельбу. Четверо солдат сразу повернули назад, решив, что остальные погибли, о чем и доложили в части. Между тем Андрею Горецкому и второму солдату удалось уцелеть, спрятавшись в лощине. Когда обстрел прекратился, они вышли из укрытия и поставили мины по обочинам с двух сторон дороги. Утром немецкие танки пошли в контратаку, и один из них подорвался на мине, поставленной Горецким. Атака «захлебнулась», противник был вынужден отступить. За этот танк оба бойца перед всей ротой были награждены медалями: Андрей Витольдович — «За отвагу», а его напарник — «За боевые заслуги».

В Восточной Пруссии практически каждый день ходили в атаку, приходилось подавлять отчаянное сопротивление немцев. Уже буквально в трех километрах от Балтийского моря на левом фланге 3-го Белорусского фронта между Кенигсбергом и Данцигом борисовчанина снова ранили. Этот эпизод врезался в его память:

img

— Мы размещались на горушке в имении, а связь прервалась. Меня послали ее восстановить. Оказалось, снаряд разорвал провода. Только начал их соединять, как немцы открыли огонь и меня тяжело ранили: нога была прострелена насквозь, повреждены сухожилия и разорвана вена, — делится пережитым ветеран. — Кровь била фонтаном. Недалеко находилась копна сена. Удалось отползти и спрятаться за ней. Там был еще один солдат. Он помог мне перетянуть повязкой раненую ногу, а сам пополз налаживать связь. Когда стемнело, я вернулся в полк. Вызвали повозку и меня отвезли в санитарный батальон, который находился в нескольких километрах от передовой. Там сделали операцию и отправили в Белосток.

Потом были шесть месяцев реабилитации в казанском госпитале (ранение дало серьезные осложнения). Там Горецкий встретил День Победы, узнал, что закончилась война с Японией.

Автор: Инга Романовская

Другие статьи
07.07.2021
Они сражались за Родину
История партизанской семьи Зеневич непрерывной нитью вплелась в историю, трагедии и победы нашей страны. Страны, сломавшей хребет ...
05.07.2021
Побег из Тростенца
Изучили воспоминания руководителя разведчиков спецгруппы «Артур» партизанской бригады имени Калинина Минской области Георгия Бегуна
02.07.2021
Крест на личном деле Парсаданова
Судьба приговоренного к смерти бобруйского подпольщика, который вырвался из лап гестапо и провел не одну диверсию, может стать ...
01/00