Смерти вопреки

Василий Семенович Гордеенко, недавно отметивший 95-летие, встречает нас в отличной форме. Бодрый, гладко выбритый и с приветливой улыбкой. На нем — солдатская гимнастерка образца 1943 года. С подшитым воротником-стоечкой и погонами рядового. Та самая, в которой он прошел фронтовыми дорогами от родной Гомельщины до Берлина.

imgНи война, ни годы гвардии рядового Гордеенко не сломили

Враг у ворот

Его малая родина — деревня Клевы Хойникского района. В семье Василий был старшим из четверых детей и единственным сыном. 22 июня вместе с отцом отправился за дровами. Тишину воскресного утра нарушил гул моторов. Два десятка самолетов, поднявшихся с военного аэродрома неподалеку, пролетели в западном направлении.

— Отец говорит: «Опять учения», а я сразу сказал, что вой­на, — вспоминает ветеран. — Из этих самолетов вернулся один — с пулевыми пробоинами. Остальные уничтожили немецкие истребители.

Догадка подтвердилась. В деревне о начале войны узнали из обращения наркома Молотова по радио. Вскоре пришли оккупанты, потянулись колонны техники. Почти в каждой деревне нашлись предатели — люди, обиженные советской властью. Такие шли в полицаи — получали форму, нарукавные повязки и винтовки. В бой, впрочем, не спешили. Больше ходили по хатам: брали, что приглянулось, искали самогон и закуску.

На позорную службу вербовали и юного Васю. Отцу пришлось договариваться со служившим в полиции соседом, чтобы сына сочли негодным и оставили в покое. В другой раз повезло избежать угона в Германию. Спас «аусвайс» — немецкая справка о том, что парень работает в лесничестве.

Партизанские будни

В 1943-м под натиском Красной Армии фронт приближался с каждым днем. Озверевшие оккупанты жгли деревни. Нередко вместе с хозяевами в домах. Названия некоторых хуторов Василий Семенович помнит и сегодня — Куравое, Хвоен, Небутов, Алексичи. В начале осени с пятью товарищами он ушел в партизаны. В округе их было много. Небольшие отряды входили в состав 2-й Калинковичской партизанской бригады имени Фрунзе.

imgПартизаны били врага на оккупированной территории

Чаще всего Василий был проводником диверсионных групп, ходил в разведку, узнавая о передвижениях вражеских частей. Полученные сведения передавал в отряд. Занятие весьма рискованное:

— Однажды зашел в дом и нарвался на немецкого связиста, который погнался за мной на лошади. Повезло, что успел добежать до кустарника и нырнуть в заросли. Преследовать он не рискнул. Поскольку в лесу сам становился удобной мишенью. Покружился рядом и ускакал. За время своего существования отряд участвовал в разгроме немецкой автоколонны под Хойниками, провел несколько операций. В ходе одной из них был выведен из строя участок железной дороги. Так удалось остановить состав, везший очередную партию невольников в Германию.

Только пули свистят у виска

Партизанский период был недолгим. Вернувшись домой, Василий обнаружил наполовину сожженную деревню. От полного уничтожения ее спасло поспешное отступление оккупантов. Один из них не успел покинуть места преступления. Спрятаться в соломе тоже не удалось. Суд был скорым — поджигателя повесили на ближайшем столбе...

Родные края были освобождены. Но война не закончилась. Самое тяжелое предстояло пройти. Полевой военкомат призвал Гордеенко в действующую армию. Вместе с другими новобранцами попал в запасный стрелковый полк. После недолгой учебы приняли присягу. И той же ночью направились на передовую, находившуюся всего в пяти километрах. Через пару дней — наступление. Задача — выбить врага с железнодорожного узла в Калинковичах. В первом же бою Василий был ранен:

— Сидели в траншее — немец начал из минометов бить. Первый снаряд упал неподалеку, не разорвался. А второй рванул. Одного солдата сразу насмерть, а меня — осколками по ногам. Чувствую, валенки кровью наполнились. От смерти меня товарищ спас — украинец Шевченко, перевязал своим пакетом.

Затем было лечение в госпитале в Тамбовской области, краткосрочные курсы в военном училище и снова фронт. Василий сменил несколько частей и родов войск. Был в пехоте, в артиллерии и кавалерии. Недолго даже штабным чертежником — пригодились навыки рисования. Но затем поступил приказ: тех, кто был в оккупации, отправить на передовую. 

По законам военного времени

Освобождение Беларуси, Польши, бои в Германии... В рассказах Василия Семеновича война предстает настоящей — уродливой и страшной. В них мало что отвечает канонам идеологически правильных советских книг и фильмов. Грязь, страх, смерть, которая не бывает красивой, жестокость, которую порою невозможно ни избежать, ни остановить. И даже подвиги совершаются без картинного пафоса и громких лозунгов. Почти буднично.

img

Богатыри — они

Впервые за время общения глаза Василия Семеновича усмехаются, когда он рассказывает, как встретил победу. Незадолго до этого пулеметчик Гордеенко с несколькими товарищами оказался на гауптвахте. Перед этим четверо суток шли без отдыха. Войска выполняли приказ: любой ценой опередить американцев, стремившихся первыми добить гитлеровцев и взять Берлин. Изможденные кавалеристы во время марша уснули прямо на конях. За что и были наказаны.

Сидя в камере, вдруг услышали беспорядочную стрельбу. Решили, что фашисты все же прорвались. Стали грохотать в двери, требуя выпустить их и раздать оружие. Оказалось, это советские солдаты, сходя с ума от радости и нещадно расходуя боеприпасы, салютуют в небо — победа.

Запомнилась и ставшая легендой встреча на Эльбе:

— С союзниками решили обменяться подарками. У нашего командира полка был красивый белый конь, с которым он прошел всю войну. Слез с него комполка, поцеловал как боевого товарища и отдал американцам. А те взамен подарили джип «Виллис».

Демобилизовался гвардии рядовой Гордеенко в 1947 году. Вернувшись домой, работал в колхозе, на консервном заводе. Затем до пенсии заведовал клубом в родной деревне. Своей семьи у Василия Семеновича нет — так уж сложилось. Из родственников в живых две сестры — в Крыму и в Москве.

В скромно обставленной квартире он до сих пор живет один. Говорит, что привык и справляется — хватает помощи приходящей соцработницы. Навещают его и члены Калинковичского клуба военно-исторических реконструкций «Поиск».

Глядя на невысокого, опирающегося при ходьбе на трость, не сломленного ни годами, ни испытаниями ветерана, не перестаю поражаться его бодрости и энергетике. И четко понимаю: ту страшную войну выиграли не былинные богатыри и не сверхподготовленные супермены. А миллионы таких же простых людей своего времени, как он — гвардии рядовой Василий Семенович Гордеенко.

Автор: Руслан Пролесковский

Другие статьи
07.07.2021
Они сражались за Родину
История партизанской семьи Зеневич непрерывной нитью вплелась в историю, трагедии и победы нашей страны. Страны, сломавшей хребет ...
05.07.2021
Побег из Тростенца
Изучили воспоминания руководителя разведчиков спецгруппы «Артур» партизанской бригады имени Калинина Минской области Георгия Бегуна
02.07.2021
Крест на личном деле Парсаданова
Судьба приговоренного к смерти бобруйского подпольщика, который вырвался из лап гестапо и провел не одну диверсию, может стать ...
01/00