«Способна выполнить любое задание»

Партизанка № 1

Медаль «Партизану Отечественной войны» — награда уникальная. Именно для Беларуси. В республике‑партизанке ее получение означало принадлежность к особой категории участников той великой народной войны. Сегодня речь пойдет о первой женщине, удостоенной этой награды. Александра Игнатьевна Степанова, русская, уроженка Санкт‑Петербурга, связавшая свою жизнь с Беларусью. Она сама признавалась, что все время просто работала там, куда посылала ее Родина. Вот только работа эта всегда была необычной, особенно в те памятные 40‑е. Могла ли она стать Героем Советского Союза? Как разжигала пламя борьбы в сердцах жителей Минщины? И каким образом ей удалось во вражеском тылу организовать постройку самолета? Наконец, была ли она счастлива как женщина? Обо всем по порядку.

img

От фабричной окраины — на Полесье

День секретаря райкома начинался рано: выходных не было. Но даже для такого распорядка телефонный звонок из воинской части в воскресный день, в полпятого утра, был необычным. Но и день этот — 22 июня. Так для Александры Степановой началась война. Всего через сутки на ее райцентр немцы совершили воздушный налет...

В Слуцк она попала весной 1932 года, в 26 лет. А за спиной был уже большой путь, полный лишений и неожиданных поворотов. Ее судьба, как бы банально это ни звучало, — отражение эпохи. Родилась на заводской окраине Питера в семье рабочих. Отец трудился слесарем на металлургическом предприятии, мать — швеей на фабрике. Там же, на Выборгской стороне, Шура и пошла в школу. Времена были тяжелые, голодные. Сперва бушевала Первая мировая война, затем революция. И семья, спасаясь от голода, выехала в 1918 году в Одесскую область к родственникам отца. Там же в 14 лет будущая партизанка начала свою трудовую биографию: чернорабочей на железной дороге, одно время даже домработницей. А кругом бурлила новая жизнь, которая невероятно увлекала скромную и застенчивую, но упрямую и трудолюбивую девчонку. В 1924 году Александра вступила в комсомол. Стоит отметить, что тогда это было отнюдь не массовое явление и сделала девушка выбор осознанно, определив всю свою дальнейшую судьбу.

В 1928 году она уехала в Сталино (нынешний Донецк) к брату. Там окончила Центральный институт труда, своеобразную кузницу кадров индустриализации. Вчерашняя чернорабочая и домработница стала плотником‑столяром на Сталинском металлургическом заводе. Но если перефразировать слова известной песни о Донбассе, девушку приметили, руку дружбы подали... И вскоре направили на работу пионервожатой. Комсомол уверенно входил в ее судьбу: в сентябре 1931 года Александра стала заведующей отделом пионеров Сталинского райкома комсомола.

И тут началась одна из комсомольских мобилизаций. Грамотных, зарекомендовавших себя специалистов могли направить с одного конца страны на другой: поднимать, усиливать, внедрять. Не успела Степанова наладить пионерскую работу в Донбассе, как через полгода ее перевели на такую же должность в Старобинский райком комсомола. Так ее жизнь оказалась навсегда связанной с Беларусью. Работа была творческая, увлекательная, но непростая — пионерия делала свои первые шаги, сталкивалась со многими трудностями и даже сопротивлением. Но за три года Степанова сумела не только поставить дело, но и серьезно зарекомендовала себя в районе, который расположился на границе Полесья. Люди здесь особенные, долго присматриваются к чужакам, но если однажды примут — будут верить до конца. Девчонке с питерской окраины поверили. В 1934 году она перешла на работу в исполком. А после окончания курсов при ЦИК стала работать там в организационно‑инструкторском отделе. За пять лет, без преувеличения, она узнала все кадры республики. Затем была работа в Минском обкоме, и в ноябре 1940 года Степанову направили вторым секретарем в Слуцкий райком.

Не по призыву

Слуцк Александра покинула с группой соратников буквально за час до прихода вражеских войск. Начались дни мытарств по Беларуси. Сначала в Могилев — там сдали архив, затем через Гомель — на Мозырь. Здесь, в столице Полесья, собралось руководство Минской области. Приняли решение: двигаться на оккупированную территорию и начинать партизанскую борьбу. Небольшой отряд на двух машинах возглавил Василий Козлов. С ним в неизвестность шли Роман Мачульский и Алексей Бондарь, Павел Бастун и Иван Миронович, еще несколько ответственных работников. И единственная женщина — Александра Степанова. Которая, не проявляя слабости, наравне с мужчинами несла караульные смены. Товарищи хотели освободить ее от этих обязанностей, но она решительно отказалась. В Калинковичах подпольщики переоделись в лесорубов.

Многие не верили, что женщине, да еще не местной, по плечу такие испытания. На одной из партизанских стоянок, пока Александра Игнатьевна ходила за хворостом, подошедшие сотрудники НКВД (оставленные в тылу врага. — Прим. авт.) выразили мнение, что она эвакуировалась, мол, и след ее простыл. Но внезапное появление самой «исчезнувшей» привело в смущение скептиков. А привычная к сдержанности Степанова только и заметила: «Чего не знают, о том не говорят».

Создавая лесной фронт

Вскоре было решено распределиться по зонам ответственности. Александре Игнатьевне предстояло отправиться в Старобинский и Слуцкий районы для организации партизанской борьбы. Роман Мачульский вспоминает: «...Наступил час расставания. Слегка хмурилось небо, накрапывал мелкий дождик. Первой ушла Александра Игнатьевна Степанова. На ее лице мы не заметили даже признаков волнения. Ушла спокойно. Так, словно в мирное время отправилась прогуляться в ближайший колхоз. Хоть Степанова и секретарь райкома партии, но она прежде всего женщина! И каково это — идти одной в неизвестность? Так и хотелось мне крикнуть ей вслед: «Оставайся с нами, Игнатьевна!»

Ушла... Да, на оккупированной территории остался кто‑то из знакомых, но создавать подполье приходилось практически с нуля. Начала с того, что отправилась в Уречье к надежному человеку, работавшему молотобойцем. Но встреча сорвалась — в деревню нагрянули гитлеровцы.

Поселилась в Листопадовском лесничестве. При помощи радиста Ивана Хомича принимала радиограммы и разносила новости по окрестным деревням. В эти военные месяцы Степанова пешком прошла Любанский, Старобинский, Гресский и Слуцкий районы — весь юг Минщины. Постепенно возникали подпольные организации, первые две — в деревне Великая Слива и Штурмовой МТС (машинно‑тракторная станция. — Прим. авт.).

В июле 1942 года последовало новое задание — перебазироваться в Гресский район и развернуть там партизанскую борьбу. Легко сказать! Ведь для этого было необходимо пройти вброд реку Орессу и перебраться через охраняемую фашистами трассу Слуцк — Бобруйск. А в группе всего‑то пять партийцев во главе с Иваном Варвашеней и пять бойцов. Но все было преодолено, и вскоре новый партизанский отряд имени А.В.Суворова насчитывал более 70 бойцов. Уже в декабре 1942 года в Копыльском, Гресском, Слуцком и Узденском районах действовали семь отрядов.

Рядом со смертью

Всю войну Александра Игнатьевна подвергалась смертельной опасности. В первую немецкую авиабомбежку сильно пострадало здание райкома. Спасло то, что в кабинете она обычно не засиживалась. Старалась больше бывать на местах, общаясь с людьми. Когда гитлеровцы нагрянули в совхоз «Жалы» Старобинского района, руководители местного подполья едва успели укрыться в болотах. Несколько раз оккупанты нападали и на след самой Степановой. Фашисты схватили руководителя одной из первых подпольных организаций, бывшего председателя колхоза Гурленю, атаковали отряд Меркуля, где в то время находилась секретарь райкома.

В неравных боях погибли несколько партизанских групп, созданные в первые недели войны. Порой их организаторам не хватало навыков, смекалки. Да и оккупационные нацистские спецслужбы работали умело.

Самый крупный отряд, созданный начальником Минского областного управления НКГБ Артемом Евгеньевичем Василевским, после долгих походов попал в окружение, а его командир погиб. В октябре 1941‑го попал в засаду секретарь Минского обкома Алексей Брагин. На одном из допросов во время пыток он бросился на мучителей и был застрелен.

25 мая 1943 года Александра Игнатьевна прибыла на заседание Краснослободского подпольного райкома партии. И тут — тревога! На опушке леса появились каратели, завязался бой. Партизаны перебазировались в соседний Велешинский лес и... продолжили прерванное гитлеровцами заседание.

Нужны были воля, опыт, решительность и организаторская хватка для создания надежной и жизнеспособной сети антифашистских групп сопротивления. Но и наличие перечисленных качеств не всегда спасало от жестоких потерь. Уже на пике развития партизанского движения, в августе 1943 года, попал в засаду и погиб Иван Жижик, комиссар бригады, близкий соратник Степановой.

Партизанский самолет

Подпольщики беспрестанно изобретали новые ходы, чтобы нанести максимально возможный вред врагу и помочь фронту, чтобы показать людям, что они не одиноки, не оторваны от Родины, а освобождение неминуемо. В те дни стал широко известен беспримерный почин саратовского колхозника Ферапонта Головатого. В декабре 1942 года 52‑летний труженик, у которого два сына и три зятя ушли на войну, а на руках остались девять внуков, продал 200 кг собранного пчелиного меда. Вырученные деньги крестьянин принес на авиазавод и попросил купить на них самолет. Прочитав об этом в газетах, Степанова решила, что неплохо бы собрать деньги на самолет «Партизан Случчины». Но как это сделать? Ведь Саратовская область была в тылу. А Слуцк — под оккупацией фашистов. Пошли по деревням агитаторы. И за считанные недели собрали 128 тысяч рублей, несколько сотен тысяч облигаций госзайма, а также золотые вещи. Без промедления все направили на Большую землю. В ответ пришла телеграмма, подписанная лично Сталиным, — самолет будет построен.

И здесь необходимо отступление. В последнее время появилось немало разговоров о так называемых партизанских экспроприациях. Ключевое слово здесь — «разговоры». Наверняка найдутся скептики, которые, узнав о слуцком самолете, с ухмылкой состроят мину: мол, знаем, как собирали эти деньги. Но история опирается не на домыслы, а на факты. А они таковы. Самолет был построен на средства, собранные патриотами своей страны. Они видели злодеяния нацистов и хотели приблизить долгожданную победу. Степанова и во время, и после войны открыто смотрела им в глаза. У нее не было ни единого повода отводить взгляд.

Героиня без звания

Любопытно, что в личных документах Александры Степановой, сохранившихся в архивах, есть пометка «Герой Советского Союза». Но ведь точно известно, что геройской звезды она удостоена не была. Среди ее наград — ордена Ленина, Красного Знамени и Отечественной войны I степени. Действительно, а какой подвиг совершила эта женщина? Ходила от села к селу, разговаривала с людьми, организовывала, вдохновляла... Своим всегда спокойным видом давала понять, что волноваться не стоит, победа будет за нами. Кажется, что здесь героического? Но ведь за ее плечами несколько боевых партизанских операций и походов. Да, на амбразуру не бросалась и знамя из огня не выносила. В ее характеристике скупо сказано, что Александра Игнатьевна участвовала в разгроме 7 вражеских опорных участков!

img

И еще цифры. К августу 1943 года партизанская армия Случчины насчитывала 4 бригады (21 отряд) — а это более 4 тысяч человек! Число подпольных групп возросло до 53. И это только один район. А Степанова отвечала сразу за несколько. Против такой внушительной силы гитлеровцы вынуждены были держать здесь крупные силы карателей — целую дивизию в 10 тысяч штыков.

Вот небольшой отрывок из отчета Слуцкого подпольного райкома КП(б)Б Минскому обкому: «...Только за один август месяц влилось в ряды народных мстителей в партизанские отряды бригады № 64 им. Чкалова 259 граждан Слуцкого района. Крестьяне, рабочие и служащие в партизанские отряды уходят не только в одиночку, но и группами. И такие факты являются не единичными. Например, 05 августа 1943 года из городского поселка Уречье ушло более 100 человек, которые принесли с собой 17 винтовок, много патронов и гранат. 22 августа 1943 года из Исернского сельсовета ушло в партизаны 33 человека, захватив с собой 8 винтовок...» На сторону партизан перешла в августе 1943 года группа чехословацких товарищей во главе с Антоном Кровиной.

Вовсю шла информационная война. Партизаны бригады имени А.Я.Пархоменко отбили у врага в Красной Слободе районную типографию, погрузили на сани и доставили в лес. 1 января 1943 года начала выходить подпольная газета «Патриот Родины». Печатали ее трофейным шрифтом и на немецкой бумаге. За всем этим стоял организаторский талант Александры Степановой. Наверное, геройская пометка попала в ее личное дело случайно (кто сейчас знает?). Но вот медаль «Партизану Отечественной войны» I степени она по праву получила одной из первых.

img

Человек своего времени

В октябре 1943 года Степанову отозвали в Москву. В чем была причина? Документы не дают ясного ответа. Учитывая, что вскоре Александру Игнатьевну направили на учебу в Республиканскую высшую партийную школу, можно предположить, что уже тогда руководство было уверено в необходимости подготовки кадров для послевоенного времени. Ведь война близилась к своему победному окончанию.

Затем Центральный Комитет направил ее на работу секретарем Пинского обкома партии. Пришлось ей поработать и заместителем министра культуры. В 1958 году она уходила на пенсию уже с должности председателя республиканского профсоюза работников потребкооперации и торговли.

О семейном положении в личном деле Александры Степановой говорится скупо: «На иждивении находится отец». Да, своей собственной семьи она так и не создала. Ведь всю себя без остатка отдавала работе. С фотографий на нас смотрит скромная женщина с открытым лицом. Одевалась строго, никогда не пользовалась косметикой и гордилась этим. Была ли счастлива? На этот вопрос могла бы ответить только она сама. Но, перечитывая немногочисленные записи, оставшиеся после Александры Игнатьевны, убеждаешься — в 1973 году из жизни ушел счастливый человек. Она прожила жизнь ради той цели, которую выбрала еще в ранней молодости, — служить своей Родине.

Другие статьи
23.08.2019
Первый месяц Великой Отечественной войны в Паричском районе
«Русские держались стойко, дрались фанатично...» — так писал в штаб дивизии командир 445—го немецкого пехотного полка Кюнце...
23.08.2019
Падение рейхстага начиналось у Рябого Моста
Днепровско-Бугский канал, проходящий по Брестскому, Жабинковскому, Кобринскому, Дрогичинскому, Ивановскому и Пинскому районам, стал линией ...
22.08.2019
Письма из прошлого
На столе — маленькая коробочка. В ней — военные письма. Это, пожалуй, все, что осталось в семье на память о Сергее ...
01/00