Трагедия щелбовских лесов

«Когда мы подошли к болоту, ужас охватил нас. Все незамерзающие „окна“ трясины были забиты трупами женщин и детей». В нашей стране и сейчас еще живы свидетели грандиознейшей по цинизму и бесчеловечности трагедии времен Великой Отечественной войны — массовой зачистки карателями партизанских лесов на Витебщине.

img

Витеблянка Тамара Чекмез,  в 1943-м была 13-летней девочкой — одна из таких свидетелей.

— Это было время, когда немцев уже просто лихорадило от одного слова «партизан», — говорит Тамара Леонидовна. — На уничтожение партизан было направлено 36 тысяч солдат и офицеров вермахта, полицаев. Цель — окружить и уничтожить партизан, а заодно захватить трудовое население для отправки в Германию. Мы об этом знали, а потому шли в леса.

Щелбовские леса раскинулись в восточной части Городокского и северной части Витебского и Суражского районов. В годы оккупации там были собраны тысячи партизан. Здесь же базировались и действовали 1-я Белорусская бригада под командованием Героя Советского Союза Миная Филипповича Шмырева, 2-я Белорусская бригада (Дьячкова), бригада им. Кутузова (Воронова), бригада им. ВЛКСМ (Райцева), 1-я Витебская бригада (Бирюлина), бригада Алексея (Дунукалова), диверсионная бригада (Боскакова), бригада Крейсика. Понятно, что иметь под боком такое немцам было очень некстати.

В 1968 году в БССР были опубликованы партизанские воспоминания комиссара 2-й Белорусской партизанской бригады Сафронова и командира 4-го отряда этой же бригады Киреенка. Они писали, что сразу после разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом немецкое командование решило уничтожить партизан зоны Щелбовских лесов. Причем операция была задумана не только силами охранных войск (СС, СД, власовцы и полиция), но и фронтовых частей.

Беспрецедентность карательного размаха почувствовала даже сама природа. Тамара Чекмез вспоминает почти мистическое явление:

— Помню одну из остановок. Мрачный лес. Распрягли лошадей, примостились кто где. Сон почему-то не приходил, хотя было уже за полночь. И вдруг... Завыли вмиг сотни волков, закричали во тьме лисицы и зайцы. Раздались крики птиц. К этому хору присоединились наши кони — ржали, били копытами, рвались из рук. Это был натуральный кошмар. А потом все вдруг стихло — и долго мы еще не могли прийти в себя. Никому и в голову не пришло, что лесной мир нас предупреждал о чем-то страшном...

О надвигавшейся опасности знало и командование партизанских бригад и отрядов, знал и Витебский обком партии, и Белорусский штаб партизанского движения. Народные мстители решили разгромить несколько гарнизонов противника, где были сосредоточены силы врага для карательной экспедиции. 8 февраля 1943 года в ночном бою были уничтожены гарнизоны власовцев в семи деревнях. Потеряв около 800 человек убитыми и ранеными, немецкое командование вынуждено было отложить начало операции на две недели.

Но 22 февраля 1943 года она началась. С трех сторон — на протяжении более чем 60 километров — гремели бои, не прекращаясь ни днем ни ночью. Горели деревни:

— Когда наш обоз въехал меж двух холмов, поступил сигнал остановки. Разведчики встали на лыжи и отправились вперед проверить дорогу, остальные расположились на отдых. И тут на вершине холма выдвинулись немецкие пулеметы. И посыпались, как саранча, солдаты. Бегут и стреляют. Мама рванула меня за руку, и мы опрометью бросились бежать за холм.

Что было потом, Тамара Леонидовна не может вспоминать без слез:

— Мы продирались через леса. Нам стали попадаться убитые. Увидели мы и наших разведчиков: 11 парней лежали в ряд в своих белых халатах, а на спинах у них были вырезаны кровавые звезды.

К счастью, 13-летний ребенок и его мать не увидели тогда всего результата немецкой карательной операции. Ибо психика не выдержала бы у обеих. На своем пути каратели уничтожали и не успевшее уйти в леса население. В деревне Сечонка в колхозном скотнике живьем были сожжены 59 женщин, детей и стариков. Похожая участь ждала жителей деревень Веречье, Вышедки, Бескатово, Фролово, Карнилы, Селезни, Ремни, Борисовка, Нивы, Стаи... Но то, что происходило в самих Щелбовских лесах, и сегодня вызывает ужас. Из воспоминаний партизан: «Около озера Струново мы были поражены увиденным: под высокими елями была выложена звезда из трупов седоголовых стариков, расстрелянных в упор. Издали заметили сидящих на снегу под елями и соснами людей. Обрадовались и поспешили к ним. Но... увиденное остановило нас. Это были трупы одной из наших диверсионных групп, расстрелянных во время ужина у костра. Все они так и остались сидеть с едой в руках и на коленях... А когда мы подошли к болоту, ужас охватил нас. Все незамерзающие „окна“ болота были забиты трупами женщин и детей. Из воды и грязи виднелись разные части тел... На проходящем недалеко Павловическом большаке — более трехсот тел. У большинства убитых в руках были зажаты документы, которыми наши люди, видимо, пытались доказать зверям-фашистам, что они не партизаны. Около этого же большака в овраге были расстреляны более ста подростков лет 10–15».

Тот факт, что некоторым удалось вырваться из этого ада, воспринимается как чудо. Еще один из выживших, партизан Александр Попов, в своей книге объяснял это так: «Прошло много лет после нашего выхода из вражеского кольца, но и сейчас не найден ответ на вопрос: почему нас пропустили через немецкую оборону и не открыли огонь? Не видеть такую массу партизан и мирного населения немцы не могли, находясь от линии прохода не более чем в 100–150 метрах. Есть два предположения. Первое заключается в том, что после первой попытки партизан выйти за линию фронта в районе деревень Хмельник, Куково, Борки каратели перебросили в этот район свои основные силы. В зоне же нашего прохода немцев оказалось мало и они побоялись открыть огонь по такой массе партизан. Второе предположение: в этом месте находились не немцы, а чехи или австрийцы, которые сами ненавидели фашистов».

img

Прорыв из окружения После зачистки Щелбовских лесов немцы сосредоточили свое внимание на Полоцко-Лепельской партизанской зоне. Это было еще более уникальное явление в партизанском движении Беларуси. Территория этой зоны составляла 3200 квадратных километров. В апреле 1944 года здесь дислоцировалось 16 партизанских бригад, насчитывавших 17 тысяч бойцов. К новой операции каратели подошли еще более масштабно. Герой Советского Союза Владимир Лобанок, бывший в те годы уполномоченным ЦК КП(б)Б и руководителем опергруппы Полоцко-Лепельской партизанской зоны и первым секретарем Лепельского подпольного райкома КП(б)Б, вспоминал:

— Немецко-фашистские войска были сосредоточены вокруг Полоцко-Лепельской зоны на семи участках. Их общая численность составляла более 60 тысяч человек. Воинским частям, охранным и эсэсовским подразделениям было придано 137 танков, 235 орудий, до 70 самолетов, находившихся на аэродромах Полоцка, Уллы, Бешенковичей, Березино, два бронепоезда (один на станции Загатье, второй курсировал между станциями Зябки — Прозороки). Вся эта армада получила задание в течение короткого времени сокрушить партизан.

11 апреля началась полоцко-лепельская битва. А 5 мая после более чем трехнедельных боев партизаны прорвали кольцо окружения и вывели свои силы и 15 тысяч мирных жителей в безопасные районы.

Автор: Максим Осипов

Другие статьи
07.07.2021
Они сражались за Родину
История партизанской семьи Зеневич непрерывной нитью вплелась в историю, трагедии и победы нашей страны. Страны, сломавшей хребет ...
05.07.2021
Побег из Тростенца
Изучили воспоминания руководителя разведчиков спецгруппы «Артур» партизанской бригады имени Калинина Минской области Георгия Бегуна
02.07.2021
Крест на личном деле Парсаданова
Судьба приговоренного к смерти бобруйского подпольщика, который вырвался из лап гестапо и провел не одну диверсию, может стать ...
01/00