Военная жизнь агрогородка Мелешковичи

В годы войны деревня Мелешковичи была полностью сожжена, а более 200 ее жителей за боевые подвиги награждены орденами и медалями.

imgБратская могила на местном кладбище, где похоронены воины Красной Армии и партизаны

Из исторических источников известно, деревня Мелешковичи — одно из древнейших поселений на Мозырщине, которое упоминается в письменных источниках с ХVI столетия. В 1941 году в деревне насчитывалось 370 дворов, 860 жителей. До войны здесь были фельдшерско-акушерский пункт, почтовое отделение, сберегательная касса, государственная монопольная лавка по продаже спиртных напитков. Действовали паровая мельница, крупорушка, шерсточесалка, работало производство по выделке кож. Более 300 жителей Мелешковичей участвовали в боях за освобождение от немецко-фашистских захватчиков. Мозырский партизанский отряд начал действовать еще в августе 1941-го, в борьбу с врагами вступили 15 жителей деревни. Среди них были председатель сельсовета Павел Дубовец и председатель колхоза Хонан Урецкий. Осенью того же года отряд разгромили, многие его бойцы погибли. Фашистские каратели люто расправились с непокорной деревней, 24 июня 1943 года Мелешковичи сожгли до последней постройки. В тот же день расстреляли 70 мирных жителей. С войны не вернулись 155 человек.

Прах воинов Красной Армии и партизан покоится в братской могиле на деревенском кладбище. В 1965-м поставили памятник, за которым ухаживают школьники и сельчане. А в прошлом году за счет средств спонсорской помощи установили в центре агрогородка памятный знак жителям Мелешковичей, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

imgПамятный знак жителям Мелешковичей, погибшим в годы Великой Отечественной войны

К огромному сожалению, не осталось уже старожилов, кто бы мог рассказать о военном прошлом населенного пункта, нет ни одного ветерана Великой Отечественной. Да и те, кто видел зверства карателей, давно упокоились на местном кладбище. Уроженка хутора Зеленка, что в километре от Мелешковичей, Варвара Лузан, пережила эту трагедию подростком, но в ее памяти до сих пор сохранился каждый эпизод:

— Немцы устраивали облавы, хватали людей, забирали скотину. Месяцами приходилось прятаться в землянках. От голода и холода страшно болели. А потом каратели все сожгли, одни головешки остались. Чувствовали гитлеровцы, что вот-вот прогонят их с белорусской земли, потому и зверели еще больше. Жгли все на своем пути, расправлялись с мирным населением. Помню, как мама принесла из леса несколько жердей, прислонила их под углом к обугленной печи и накрыла осокой. Получился как бы шалаш. В нем мы и жили некоторое время, пока наши не пришли.

Тяжкими выдались первые месяцы после освобождения, добавляет Варвара Филипповна. Трудились люди сообща, болели за общее дело. Восстанавливая хаты, сельчане впрягались вместо лошадей в телеги, чтобы привезти из леса бревна. Сначала ставили дома семьям погибших партизан и многодетным. Строителями были практически одни женщины. Колхоз восстановили в 1944-м, работали, как говорят, не за зарплату, а для того, чтобы жить. Сеяли и убирали хлеб в основном тоже старики, женщины и дети. Ели щавель, копали прошлогоднюю картошку, но радовались, что уцелели. Хотелось жить.

Другие статьи
19.08.2019
Хроники жестокого времени
Несколько дней «дышала» могила: племянница известного белорусского математика, экономиста и географа Михаила Лойко рассказала о войне ...
08.08.2019
«Гром» грянул
Командир отряда особого назначения прикрыл своих бойцов, вырывавшихся из окружения. Звание Героя Советского Союза ему присвоили посмертно
08.08.2019
Война и мир в Бобровичах
Как деревушка, полностью уничтоженная в 1942 году, смогла возродиться из пепла
01/00