img bg
img bg

Илья Кожар

imgИлья Кожар

Илья Павлович Кожар родился 21 июля (3 августа) 1902 года в деревне Малое Гольцево ныне Толочинского района Витебской области Беларуси в крестьянской семье. Окончил Кохановскую единую трудовую школу 2-й ступени в 1924 году. Начал трудовую карьеру с должности технического секретаря райкома комсомола в селе Коханово Оранского округа. Уже через полгода стал заведующим избой-читальней в местечке Смоляны Кохановского района, еще через год — заведующим политпросветом райкома комсомола, секретарем райисполкома и заведующим райотделом народного образования в Коханово Оршанского округа. С 1926 года Илья Павлович член ВКП(б), а потом и КПСС.

С 1929 года он, окончив Витебскую областную совпартшколу, участвует в партийной работе. С 1932 года Кожар секретарь Брагинского, а затем первый секретарь Ветковского и Лоевского райкомов КП(б)Б Гомельской области. С 1940 года Кожар занимает должность ответственного секретаря газеты «Гомельская правда», а с января 1941 года — секретаря по пропаганде Гомельского обкома КП(б)Б.

Участник Великой Отечественной войны с июля 1941 года. Один из организаторов и руководителей коммунистического подполья и партизанского движения в Белорусской ССР, для этой цели Кожар был оставлен в немецком тылу при отходе советских войск. Подпольную деятельность начал в Ветке, где некогда работал секретарем райкома партии. Здесь им было принято решение назначить командиром партизанского отряда уполномоченного Министерства заготовок Николая Цуканова, а для подпольной партийной работы оставить в деревнях Шерстин и Воробьевке Петра Лосева и Ивана Гончарова. Для подпольной работы и для партизанских действий в тылу врага он подобрал мужественных и стойких людей. Было налажено военное обучение будущих партизан, подготовлены конспиративные квартиры, заложены базы в лесах. Пришлось немало потрудиться над разработкой техники конспиративной связи: паролей, отзывов, кличек, кодов, шифров. Все их нужно было запомнить, так как любая запись, даже зашифрованная, могла впоследствии оказать плохую услугу. Сам Илья Павлович твердо решил не покидать область и вести с врагом борьбу до победного конца. В прошлом сын бедняка, выведенный на широкую дорогу жизни советской властью, воспитанный Коммунистической партией, он не мог поступить иначе. В этом он видел свое гражданское призвание, свой долг.

В августе 1941 года Илья Кожар был назначен секретарем Гомельского подпольного обкома КП(б)Б. С ноября 1942 года, когда возникла необходимость в создании штаба соединения, а в лесном массиве между деревнями Хатки Лоевского района и Омельковщина Хойникского сосредоточились шесть отрядов — Гомельский, Лоевский, Речицкий, Жлобинский, Буда-Кошелевский и Уваровичский, Кожар стал командиром Гомельского партизанского соединения.

Чтобы теснее поддерживать связь с командованием партизанских отрядов, он перешел в Лоевский район, где действовал отряд «За Родину». Отряд начал свою боевую деятельность сразу, как только в район вступили оккупанты, совместно с партизанами отряда «Большевик» начали устраивать засады на шоссейных дорогах и уничтожать вражеские автомашины. В ноябре 1942 года партизаны отряда Кожара встретили группу советских воинов, которые приземлились на парашютах. Десантники оказали партизанам большую помощь в овладении минно-взрывным делом, поделились взрывчаткой. Радистка десантной группы установила связь отряда с Москвой.

Встревоженное размахом боевых действий партизан гитлеровское командование в конце января 1943 года бросило против них около 30 тыс. солдат, следовавших к фронту. Каратели имели артиллерию, танки, самолеты. Орудийный обстрел и бомбежки с воздуха продолжались несколько дней. С 22 по 27 января партизаны сдерживали натиск противника, устраивая засады и минируя дороги. Когда обстановка ухудшилась, решили скрытно передислоцироваться. За ночь отряды прошли около 30 км и утром приблизились к железнодорожной линии Гомель-Калинковичи. Здесь до них донеслись звуки артиллерийской канонады. Это фашисты наступали на партизанскую базу, не подозревая, что она давно опустела. Вскоре отряды пробились в Октябрьский район.

С весны 1943 года штаб соединения Кожара находился в Речицком районе. Сюда из Москвы доставлялось по воздуху оружие, боеприпасы и взрывчатка. В июле 1943 года, когда началась Курская битва, соединение Кожара получило директиву Центрального штаба партизанского движения о нанесении ударов по железнодорожным путям. Отряды вышли на отведенные им участки и только за одну ночь подорвали около 1000 рельсов, пустили под откос два вражеских эшелона, уничтожили свыше 150 гитлеровских солдат.

Фашистское командование решило еще раз предпринять против партизан крупную карательную операцию. В район Речицы прибыли дивизия СС и два полка полевой жандармерии. Партизаны соединения Кожара заняли круговую оборону на опушке леса в районе деревни Узнож. 13 июня здесь завязался ожесточенный бой. Он закончился только в девять часов вечера после очередной бесплодной попытки гитлеровцев ворваться в расположение партизанского лагеря. На месте того боя у деревни Узнож теперь стоит памятник-обелиск.

10 ноября 1943 года началась Гомельско-Речицкая наступательная операция войск Белорусского фронта под командованием Рокоссовского. Главный удар наносился на левом крыле фронта с плацдарма у Лоева. Командующий 65-й армией генерал Павел Иванович Батов писал в своих мемуарах: «Речица не входила в полосу наступления 65-й армии. Но здесь действовало партизанское соединение Ильи Кожара, которое вело активные военные действия в районе севернее Демехи и к тому времени очистило от немецко-фашистских войск значительную территорию в окрестностях Речицы.

Создалась благоприятная обстановка для глубокого маневра и удара по городу с тыла, упустить такую возможность было бы непростительно. Партизаны надежно прикрыли левый и правый фланги нашей армии и дали ценную информацию о гарнизоне немцев в Речице». В ходе операции 65-я армия, взаимодействуя с 48-й, перерезала дорогу Гомель — Калинковичи, охватила с Запада район Речицы, а соединение Ильи Павловича Кожара перерезало дорогу Озерище — Горваль, преградив путь отхода немцам.

Долгожданным днем, 18 ноября, Речица была освобождена, захвачены большие трофеи и много пленных. Батов отметил: «Главная роль в этой операции была отведена нами соединению Ильи Кожара». 20 ноября партизаны соединения Кожара решили провести парад в честь освобождения Речицы. Местом проведения выбрали окрестности деревни Узнож, где летом в жестоком бою были отражены атаки превосходящих сил эсэсовцев. Вот как вспоминал об этом параде много лет спустя один из его участников: «Был зимний, пасмурный день, моросил дождь. Но это не омрачило праздничного настроения бойцов и командиров. Вдоль опушки леса по бригадам выстроилось партизанское соединение. Группа командиров обходила строй. Ровно в одиннадцать часов утра на импровизированную трибуну из грузовиков поднялись в военных шинелях командующий 65-й армией генерал Батов, командующий соединениями генерал Кожар, начальник штаба полковник Барыкин». Этот первый партизанский парад в Беларуси был, можно сказать, репетицией грандиозного партизанского парада, который состоялся в Минске через несколько месяцев.

Вскоре партизанское соединение Ильи Павловича Кожара было расформировано, 6 тыс. партизан влились в ряды 1-го Белорусского фронта. Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 16 сентября 1943 года № 1000 — одному из десяти командиров партизанских формирований Белорусской ССР — Илье Павловичу Кожару присвоено воинское звание «генерал-майор».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 января 1944 года за образцовое выполнение правительственных заданий в борьбе против немецко-фашистских захватчиков и проявленные при этом отвагу и геройство и за особые заслуги в развитии партизанского движения в Беларуси генерал-майору Кожару Илье Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

imgИлья Павлович Кожар

Этот радостный день не без гордости вспоминает сын командира Валерий Ильич Кожар: «Никаких сведений о судьбе отца мы не имели, пока однажды из сообщения Совинформбюро не услышали о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Это был лучший день нашей жизни. Главное, что отец не погиб на этой страшной войне и к тому же еще совершил подвиг».

Осенью 1945 года Илья Кожар наконец вернулся к любимой семье в Гомель, откуда вскоре все вместе они в связи с переводом главы семьи на другую работу переехали в Минск. Здесь Илья Кожар работал инструктором ЦК, что было очевидным понижением в должности. И тому были свои причины. После освобождения Гомеля он был командирован в Россию для сбора продовольственной помощи населению Беларуси, пострадавшей от войны и оккупации. Вернувшись из Москвы, он с ужасом обнаружил, что содержимое продовольственных эшелонов растаскивается чиновниками по запискам высокого партийного функционера. Кожар, не умевший мириться с несправедливостью, тут же отправил в Кремль служебную записку, откуда ее перенаправили в Центральный комитет партии Беларуси. Этот эпизод отразился на карьере Ильи Павловича: тыловой функционер пользовался любой возможностью оболгать Кожара. И каждый раз получал энергичный отпор от его собратьев по оружию, которые знали о твердости и честности командира.

В 1947-1963 годах Илья Кожар был директором Республиканской партийной школы при ЦК КПБ, которая в 1956 году переименована в Минскую Высшую партийную школу. Член ЦК КПБ в 1952-1958 годах и 1960-1961 годах, с 1961 года — член Ревизионной комиссии КПБ, а с 1963 года ее председатель. Некоторое время работал преподавателем истории Белорусского государственного университета. Избирался депутатом Верховного Совета Белорусской ССР 3-5 и 7-го созывов.

Скончался Илья Павлович Кожар 13 октября 1967 года. Похоронен в Минске.

Награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями «Партизану Отечественной войны» 1-й (1943) и 2-й (1946) степеней, другими медалями.

Память

Мемориальная доска установлена на здании бывшей Минской Высшей партийной школы. Именем Ильи Павловича Кожара названы улица в Гомеле и Кохановская школа Толочинского района Витебской области Беларуси.

Воспоминания Валерия Ильича, сына Ильи Павловича Кожара:

«Он не любил рассказывать о себе. Да и времени на душевные разговоры у него не было: работал очень много. Больше об отце я узнавал от его боевых друзей по партизанскому движению. Они поведали мне много интересных историй, в том числе и о том, что фашисты обещали 10 тысяч марок за голову моего отца.Тем не менее, у меня была возможность в полной мере почувствовать его характер, отношение к жизни. Он абсолютный бессребреник, отвергавший все попытки подкупа. Когда его назначили председателем ревизионной комиссии, мы стали летом жить в Дроздах на „цэковской“ даче. Соседи, узнав, что теперь рядом с ними поселится Кожар, сразу сказали: „Больше не будет возможности пользоваться закрепленной (персональной) машиной“. Неподкупность отца сказывалась на уровне жизни нашей семьи: условия, в которых мы пребывали, были скромными и стесненными. Приведу небольшой пример, ярко характеризующий его. Когда отец был секретарем райкома партии, кто-то предложил женщинам, работавшим в райкоме, приехать в колхоз и выбрать себе картошки получше. Мать целый день перебирала эту картошку, чтобы наполнить пару мешков хорошей, отборной. Отец приехал за ней: „Где твои мешки?“. Тут же занес их на склад и высыпал в общий бурт. Мать плакала. Вот в этом он весь: не хотел ничего сверх положенного».

Другие статьи
Василий Чернышев
Василий Ефимович Чернышев родился 26 августа 1908 года в селе Красное Ливенского района Орловской области в рабочей семье. Свой ...
Иван Банов
В годы Великой Отечественной войны на оккупированной территории Беларуси дни и ночи полыхало пламя небывалой по своим масштабам ...
Николай Покровский
«Кличевская зона», «рельсовая война», «партизанский край» — понятия, неразрывно связанные с героизмом, самоотверженностью участников ...
01/00