Спецпроект Издательского дома «‎Беларусь сегодня»
и Национального архива Беларуси
СБ. Беларусь сегодня

Мирные пейзажи бывшего партизана

Война на холсте: в Ушачском районе 93-летний ветеран-художник рисует историю страны.

Красивый ухоженный дом. Цветник под окном и развесистые черешни вокруг. Он до сих пор живет один, 93-летний старожил из деревни Глыбочка. Все так же иногда достает свой видавший виды мольберт и берется за кисть. Хотя, признается, силы уже не те. А ведь запечатлеть на холсте успел еще далеко не все... Конечно же, дети, внуки и правнуки помогают по дому, но в главном Демьян Владимирович предпочитает оставаться самостоятельным. Хозяйская закалка. А еще — творческая натура, которая и сегодня дает его глазам задорный молодой блеск. Итак, знакомьтесь: ветеран Великой Отечественной войны, бывший партизан, участник легендарного «Прорыва», комсомольский лидер и одновременно уникальный художник Демьян Крупеня.

imgДемьян Владимирович Крупеня, ветеран Великой Отечественной войны, партизан, участвовал в историческом прорыве наших войск

«Фашистов не рисую»

Он встречает нас на пороге, высокий, стройный, по-военному подтянутый. Улыбается: гостей в этом доме любят. Пока правнук Артем, которого «сослали» к деду на каникулы, увлеченно копается в ноутбуке, хозяин проводит экскурсию.

— Здесь малая часть моих картин, — показывает рукой на увешанную полотнами стену. — Остальные отдал музею, школам, просто дарил людям.

«Малая часть» оказалась совсем не малой. Пейзажи, портреты, зарисовки — они везде. В гостиной, спальне, на кухне. Все свободные уголки заставлены и завешаны картинами.

Сюжеты необычные. Как будто человек на протяжении долгих лет пишет историю своей страны, отталкиваясь от событий, происходящих на его малой родине. Очень много ярких пасторалей — про мирную довоенную и послевоенную жизнь. Вот сельчане грузят сено на прицеп трактора — и кажется, что сам вдыхаешь аромат свежескошенной травы. А здесь молодые женщины собрались у колодца. Настоящая идиллия: шутки, хохот, баловство... Следующий сюжет — бабушка с дедушкой поят теленка из ведра, а рядом песик поджидает своей очереди. Ниже — вечеринка у околицы. Уставшие после дневных забот сельчане расслабились, вот-вот разбудит округу веселая гармонь... Все настолько реалистично, просто и понятно, что аж дух захватывает.

Совсем другое настроение создают картины на военную тематику. Сельчане со слезами провожают своих солдат на фронт, девушка с растрепавшейся косой бежит вслед за любимым... А вот на берлинской улице обнимаются двое измученных, но безумно счастливых фронтовиков. Они остались живы! Над головами — огни победного салюта.

Я перекладываю внушительную стопку полотен и как будто путешествую во времени. Не удерживаюсь от вопроса:

— Демьян Владимирович, а фашистов вы вообще никогда не рисовали?

— Зачем? — удивляется тот. — Мне и наших героев хватает. Хотя, признаюсь, парочка картин с изображениями оккупантов в карикатурной форме имеется. Одна, кстати, сейчас в районном музее висит. Я там изобразил, как наши партизаны немецкого коменданта украли, — с хитрецой прищуривается художник, и я уже представляю себе, как потешно выглядит на том полотне вражеский персонаж.

Дедова тетрадь

Ветеран достает из серванта тяжелые рукописи и альбомы. Рассказывает:

img

— Это мои воспоминания. У меня было много дневников, которые я вел и в военное время, и после. Тщательно записывал события, понимая — когда-нибудь они пригодятся. Хотя бы для того, чтобы потомки узнали правду о войне — из первых уст. Помнили героев и не забывали предателей, — листает Демьян Владимирович самодельную книгу формата А4 под сотню страниц. — Систематизировать все свои записи стал уже в 90-х годах, а потом мне все это распечатали...

Уникальное получилось у нашего героя произведение. Не зря Демьян Крупеня мечтает о постановке фильма — сценарий практически готов. Доработать мемуары он собирается самостоятельно, нашлись бы организаторы. Потому и просит похлопотать перед продюсерами и режиссерами — такого кино в мире еще не было.

Действительно, читая нехитрые главы этой поучительной жизненной повести, похожей на очень четкую документальную хронику, задумываешься о многом.

...Автор рассказывает о своей семье, о голоде в 1931 году, коллективизации. Детские воспоминания — как яркие пятна, вырванные из контекста всей жизни.

— Колхоз наш назвали тогда поэтически: «Майское утро», — повествует ветеран. — И мы, малышня, часто бегали в правление смотреть на специальную доску, где на черном фоне писали фамилии лодырей, а на красном — передовиков. Мне бояться было нечего. Отец — счетовод, дед — лучший косец. Я гордился...

imgВот сельчане грузят сено на прицеп трактора — и кажется, что сам вдыхаешь аромат свежескошенной травы

Потом, отмечает собеседник, — финская война. Он с юмором повествует, как неграмотные дед с соседом пытались сопоставить карты двух государств и громко возмущались: «Как это так, Финляндия — как собачье ухо, и такая огромная страна, как СССР, не может ее одолеть?»

Но в начале 1941-го жители села и сами ощутили приближение чего-то нехорошего. Одного за другим мужчин стали забирать в Красную армию. В тот год Демьян окончил пять классов, собирался учиться дальше. Хорошо помнит жаркий день 22 июня. Отдыхал на озере с мальчишками, с радостью наблюдал за небывалым оживлением в небе — самолеты летали друг за дружкой. В деревню под вечер вернулись — а там пусто. Все возле магазина. Война. А что для них, несмышленышей, означало это понятие? Весь процесс, как казалось, в трех словах заключался: «Ура! Вперед! Победа!» Кто, задает риторический вопрос мой собеседник, знал тогда, что предстоит пережить в ближайшие годы?

Спасти страну

Грохот орудийной канонады, слухи о зверствах фашистов — все это поначалу еще казалось какой-то игрой, киношной выдумкой. В село оккупанты наведывались редко, но сельчане знали: в райцентре уже создана немецкая управа.

— Приехали фашисты как-то на велосипедах, потребовали продукты. Заставили красную звезду на клубе сорвать, — вспоминает бывший партизан. — Мы стали понимать, что угроза близко. А в лицо смерти я первый раз посмотрел, когда с дедом коров пасли — в небе над нами завязался воздушный бой. Гильзы сыпались прямо на головы. Но мы были рады: среди них нашли и от наших патронов. Значит, цела армия, нельзя верить оккупантам, что советская авиация уничтожена и Москва взята.

imgУставшие после дневных забот сельчане расслабились, вот-вот разбудит округу веселая гармонь…

Некоторые односельчане поддались вражеской пропаганде и стали сотрудничать с немцами. Старостой деревни назначили бывшего председателя колхоза. Отец Демьяна отказался выдать колхозную документацию, и его арестовали, увезли в Ушачи. А сам Демьян к тому времени вместе с друзьями «шалил» уже по-взрослому. Вырыли 13–14-летние пацаны в овраге блиндаж, там и рисовали листовки. Потом их в снопы засовывали. На деревьях, где сельчане вели заготовку дров, развешивали. Тайком мальчишки помогали лесным мстителям — возили им продукты, собирали оружие, выступали в роли разведчиков.

…Я слушаю ветерана и листаю его необычные мемуары. Натыкаюсь на рассказ о том, как в деревню прибыли вражеские агитаторы и предатели, расхваливавшие «новый порядок» и будущую счастливую жизнь. Уговаривали сельчан выдавать партизан, убивать красноармейцев и евреев:

«На возвышенности стояла грузовая машина, на бортах которой болтались два ярлыка размером примерно 50 на 70 сантиметров. Один — красный с белым кругом посередине и черным крестом, второй — белый с красной широкой полосой. С машины «дружелюбный» немецкий офицер в черных перчатках и красной повязке со свастикой раздавал журналы, газеты, плакаты и листовки… Начался митинг. На крыльцо школы взошло несколько человек. Двое немцев. А еще — худощавый мужчина в защитной форме (такую до войны носили советские и партийные работники), на рукаве у него была белая повязка с красной полосой посередине…» — писал Демьян Владимирович еще примерно полвека назад.

— А как вы теперь относитесь к бчб-символике? — спрашиваю у ветерана.

— Больно, что наши дети, внуки и правнуки взяли ее в руки. Но понять это может только тот, кто пережил войну. Кто сталкивался с предательством и видел смерть, — убежден собеседник. — Я скитался голодный в болотах, прятался от немцев и полицаев во время блокады, для себя лично готовил гранату на случай, если обнаружат в ходе облавы. А потом мы в составе отряда Суворова выводили из окружения тысячи земляков… Я рад, что здравомыслящие люди понимают: такого больше никогда нельзя допустить. Спасибо Президенту, что он, вопреки недоброжелателям, бережно хранит нашу независимую страну — уголок мира и благополучия. Вспомните: в начале 90-х мы даже не заметили, как быстро и безумно разрушили Советский Союз. Увы, точно так же может быть уничтожена и Беларусь, если ее сегодня не защитить…

Автор: Елена Бегунова

Фото: Антон Степанищев

Другие статьи
09.11.2021
Трагедия на подступах к Ельне
За поддержку партизан нацисты зверски уничтожали села на Миорщине
11.10.2021
«Это была резня»
Жителей деревни Глушковичи каратели уничтожали с изощренным садизмом
05.10.2021
По ком плачут Вишенки
Трагедия через десятилетия: в 1944 году в деревне Чашникского района фашисты сожгли 114 мирных жителей
01/00