Спецпроект Издательского дома «‎Беларусь сегодня»
и Национального архива Беларуси
СБ. Беларусь сегодня

Память о героях

Из серии очерков ветерана войны Гребёнкина Николая Ивановича, участника партизанского движения на Беларуси

Много боёв и походов пришлось провести партизанам отряда имени Котовского под руководством Михаила Михайловича Чайковского. Запомнился мне бой по разгрому крупного немецкого гарнизона в д. Лугомовичи Ивьевского района. В операции участвовали все подразделения бригады имени Дзержинского и бригады «Вперёд» Лидского партизанского соединения. Наш отряд был на главном направлении. Вечером 21 марта 1944 года народные мстители переправились через Неман и расположились вблизи д. Барово.

В 4 часа ночи, прибыв с оперативного совещания в штабе бригады, Чайковский собрал командиров рот и взводов, политработников. Здесь же были комиссар отряда Никита Иванович Ченцов и начальник штаба Александр Никитович Леошко. Чайковский сидел у стола, на котором была раскинута топографическая карта с нанесённой боевой обстановкой. Его смуглое лицо с серыми, всегда улыбающимися глазами, было спокойно. Одет командир был в суконный казакин, простроченный чёрной мерлушкой. На голове, немного сдвинута на затылок, кубанка из такого же меха. Совещание продолжалось недолго. Чайковский объяснил обстановку, изложил боевую задачу и отдал приказ. Задания получили и политработники. Михаил Михайлович сообщил, что сам будет двигаться в штурмовой группе левого фланга.

Младшие командиры разошлись по своим подразделениям. Вскоре роты пошли на исходные рубежи. Я шёл на правом фланге с ротой Константина Думбасара в отделении Виктора Бульбенко и вполголоса разговаривал с единственной в отряде девушкой-партизанкой Людмилой Сечко.

На пути к Лугомовичам нас догнал командир отряда.

— Какое настроение, орлы? — справился Михаил Михайлович.

— Боевое! — ответили бойцы.

Чайковский спрыгнул с лошади и пошёл рядом с нами.

— А ночь же какая! Хоть и прохладно ещё, но пахнет весной.

— Приближается не только весна, — добавила Людмила, — близится освобождение родной Беларуси.

Я слушал этот разговор, отвечал на вопросы близкого друга и не знал, что разговариваю с Михаилом в последний раз. В последний раз я виделся и с Людмилой Павловной Сечко, которую мы ласково называли Люсей.

img

К указанному времени бригады «Вперёд» и имени Дзержинского вышли на место боя. Сигнал к атаке раздался, как только начало светать. Грянул выстрел из пушки, и тут же взвилась ракета. В едином порыве партизаны ринулись на штурм окопов, которыми враг окружил оборонный рубеж. Скрытность наших действий и внезапный налёт застал гарнизон неприятеля врасплох. Некоторые из тех, кто сидел в окопах, выскочили и начали убегать.

Но после первого замешательства, враг собрался и усилил огонь по наступающим. Нам пришлось залечь. Прижались к земле и соседи справа — бойцы отряда «Большевик». Огонь был такой плотный, что и подняться не было никакой возможности. Особенно яростно огрызался пулемёт в дзоте. Вот в этот критический момент ползком и короткими перебежками стремится вперёд Людмила Сечко. Она отвлекает на себя внимание вражеских пулемётчиков, подползает всё ближе к дзоту и стреляет из автомата.

imgКомандир отряда  Чайковский М.М.

С другой стороны народных мстителей вёл в бой Михаил Чайковский. Вдруг командир на момент остановился, пошатнулся и упал на землю. К нему подползли фельдшер Василий Щегорцов и старшина отряда Василий Кориневский. Неподвижное тело Чайковского вынесли с поля боя. Командование принял начальник штаба Александр Леошко. А позже услышали мы второе печальное известие: погибли Людмила Сечко и командиры отделений Виктор Бульбенко и Николай Шенин. Котовцы продолжали наступать и действовать мужественно и самоотверженно, мстя за погибших товарищей. Бой продолжался четыре часа. 22 марта в первой половине дня оккупационный гарнизон был разгромлен.

Старший лейтенант Михаил Чайковский погиб как коммунист. Ещё при жизни за боевые заслуги он был награждён орденом Красного Знамени, а посмертно — орденом Отечественной войны первой степени. Этим же орденом были посмертно награждены Людмила Павловна Сечко, Виктор Фёдорович Бульбенко, Николай Ефимович Шенин. На братской могиле в Любче возвышается обелиск, которым увековечена память павших народных мстителей. На мраморной плите есть список. Он начинается с имени Михаила Михайловича Чайковского — верного сына советского народа и воспитанника комсомола.

В память о погибшем названа его фамилией улица в посёлке Любча. Когда на домах прибивали таблички с названием улицы, Николай Михайлович Пранкевич особенно волновался.

«Чайковского», — повторял он про себя. И воспоминания возвращали его снова в ту боевую молодость. Помнил он первую встречу с командиром, который окинул его взглядом и спросил:

— Серьезно решил воевать? Тебе же ещё и 18-ти нет ...

Не ожидал такого вопроса Николай Пранкевич, но не растерялся:

— Несерьезно не воюют, — ответил он и заметил, как стоявшие рядом с командиром партизаны улыбнулись.

— Тогда всё в порядке, — подбодрил командир ,— на полном серьёзе все вместе будем уничтожать фашистов...

Николай Пранкевич выделялся смелостью и смекалкой в боевых походах, через год его назначили командиром отделения. Он не забывал о доверии, оказанном ему Чайковским.

В посёлке Любча Николай Михайлович Пранкевич поселился в послевоенное время и более сорока лет преподавал историю в местной средней школе. Каждый раз, приходя на занятия, он задерживался возле бюста Людмилы Сечко, установленного перед школьным зданием.

История героической Новогрудчины создавалась на глазах Пранкевича. И он, преподаватель истории, рассказывал на уроках о тех, кто навеки вошёл в отечественную историю. Рассказывал, как Люся Сечко добровольно включилась в борьбу с оккупантами. Она установила связь с группой партизан, передавала им собранное по местам боёв оружие, одежду, продукты, сведения о действиях гитлеровцев. А потом сама пришла в партизанский отряд имени Котовского. Отправлялась на разведку, либо на конспиративные встречи в Кореличи, Мир, Барановичи, Новогрудок. В самых сложных ситуациях, рискуя жизнью, она находила оптимальный выход и приносила ценные данные.

О погибших за независимость Отечества помнит наш народ, поэтому одна из новогрудских улиц названа во имя Люси Сечко. Дела героев продолжают младшие поколения. Народную память о борцах они должны передать как своеобразную эстафету своим потомкам.

Данные предоставил Гребёнкин Николай Николаевич — младший сын бывшего партизана.

Другие статьи
17.06.2022
Воспоминания Михаила Алексеевича Желтова
13.06.2022
Поднять в атаку
Из серии очерков ветерана войны Гребёнкина Николая Ивановича, участника партизанского движения на Беларуси
01.06.2022
Бой был неравным
Из серии очерков ветерана войны Гребёнкина Николая Ивановича, участника партизанского движения на Беларуси
01/00